Дигория-Суган. Поход 2 к.с. — Путь хромающего летописца


Виктор Карасёв «Легенда о бавлонах»

Предисловие
Не зря в эпиграф своего рассказа я поставила песню Виктора Карасёва «Легенда о бавлонах». Когда перед походом изучала материалы, история осетинского народа прочно начала ассоциироваться в данной песней. Можете убедиться в этом сами.
В 8-7 века до нашей эры во время переселения народов из Средней Азии пришли аланы в поисках плодородных земель. Уже к началу новой эры они стали известны в Римской Империи как удачливые и воинственные племена. Они отлично ездили на лошадях, умело обращались с луками, копьями, в бою они применяли своеобразную тактику.
Во времена античности встречаются упоминания об аланских конях – выносливых и крепких животных. В средневековье встречается охотничья собака породы алан «родом с Кавказа, откуда сопровождал свирепых, светловолосых и воинственных алан».
Первое крупное поражение аланы понесли в 4 веке нашей эры после длительной войны с гуннами. Тогда часть алан ушла на Кубань и Терек, а часть подчинилась гуннам.
Аланы, оставшиеся на Кавказе, организовали своё государство – Аланию. У них возник феодальный строй. Позднее, в 10-12 веках нашей эры, произошёл расцвет искусства – на камни и плиты аланы наносили геометрические орнаменты, изображения людей и животных, создавали украшения из золота, серебра, бронзы, камней. Кроме того, в это время у них существовала письменность – об этом свидетельствует греческая графика на Зеленчукской надписи на могильной плите 941 года.
Но счастье длилось не долго. В 13 веке аланы подверглись нападению монголо-татарских войск и проиграли. Захватчики получили большую часть Алании и вынудили её жителей уйти дальше в горы и смешаться с кавказцами и тюрками. После аланы на длительное время исчезли из исторических записей.
Появились вновь они в конце 18го века – исследователи Кавказа нашли племена, не похожие ни на кавказцев, ни на тюрков, а звались осетинами. Было выдвинуто несколько версий их происхождения. Сейчас основной считается та, что построена на основе изучения осетинского языка. По нему выявили, что предками осетин являются аланы. Хотя без влияния коренных кавказских народов не обошлось.
Сейчас потомки древних алан живут на территориях Северной и Южной Осетии, которые находятся на территории двух государств – России и Грузии.

Глава 1
Без приключений обходиться трудно. Поэтому для нас они начались ещё в поезде, когда оказалось, что туалеты в тринадцатом вагоне не работают, а кондиционер еле-еле освежает. Точнее было ощущение, что всю свою мощь он потратил в первую ночь, когда приходилось от прохлады ютиться под шерстяным одеялом. А дальше выдохся и отказался дарить прохладу.
В поезде мы ехали полтора дня – сели почти в десять вечера в пятницу, прибыли в воскресенье в девять с хвостиком. За время пути группа успела сделать много полезных дел – распределить продукты и упаковать заброску, поделить общее снаряжение, сыграть в карты, объесться мороженым, зашить бахилы, обнаружить близких по духу, например, любителей фэнтези и в частности Властелина колец. Не зря мой поход Алькор классифицировала как поход в Гондор, не уточняя кого – назгулов или братства.
Наташа подарила мне треккинговые носки, а Антон карабин. Носки я спрятала на замену, а второй подарок повесила на штаны и замуфтовала, чем огорчила руководителя и начальника школы – они попытались снять его у меня на ходу, но обломались. Не зря нас весь период учили: надел карабин – замуфтуй.
При формировании заброски Антон случайно туда включил еду, которая стояла в раскладке на поезд, чем сильно расстроил Сашу. Парень долго ещё вспоминал ушедшую банку шпрот…
В Беслане остановка была целых полчаса. Мы вышли не сразу – ждали пока Наташа закончит сбор вещей. На перроне полюбовались как отвозят прицеп в камнями, причём всего один из двух. Обратно в поезд проводница позвала нас в последний момент. Тринадцатый вагон запрыгивал в него прямо на ходу, хорошо ещё скорость движения была небольшой. Вроде бы никого не забыли.
Во Владикавказе мы неожиданно узнали, что Виталик забыл дома каску. По решению руководителя, отправили Виталика и Антона в магазин. Пока они искали, от нас ещё откололись Надя с Ритой, пожелавшие погулять по городу.
Минут через двадцать появились водители с автомобилями типа «маршрутка», заказанные для трёх наших школьных групп. Мы погрузили вещи и стали дозваниваться до отколовшихся. Виталик с Антоном отозвались сразу и пообещали прибыть через пять минут. Девушкам же смогли дозвониться только минут через десять. Они зависли в салоне красоты, где мыли голову после поезда. Ехидное воображение предоставило картину соблазнения туров и быков чистым видом…Чужие тараканы хороши тем, что за ними можно тихо наблюдать, со своими же приходится общаться и воспитывать.
Каску Виталик купил в туристическом магазине, таком же, что и в Москве. Предложил, что незачем тащить вещи с собой – можно закупать на месте. Ответили, что такой вариант получается слишком накладным – выкладывать каждый год несколько тысяч за снаряжение многовато.
По дороге в Ахсау заехали сначала на заправку, где получили от водителя и пропуска в погранзону и передали в другую машину заброску. Потом заехали в МЧС. Пока Юра оформлял нашу группу, полюбовались на самолётики. Все, кроме Наташи сходили до забора аэродрома. По пути к машине наблюдали как парашютисты парят в небе. Виталик вспомнил о своём походе в Ватулино. Я вспомнила, что кое-кто меня с мая-месяца туда свозить обещает, вместе с Блэйзиком. Вспомнила, и написала сообщение о самолётах тётушке. Специально, для охраняющей машину Наташи, парашютисты повторили свои прыжки недалеко от неё. А потом случайно мимо проходил котёнок и был захвачен для глажения и держания на руках. Виталик в это время сбежал до ближайших кустов и принёс в подоле футболки местные фрукты. Пересыпали их в пакет от каски.
Дождались Юру, сели в машину и поехали дальше. По пути высматривали лавку с арбузами и пытались остановить Антона от покупки пакетиков с карамелью – наш завхоз обнаружил отсутствие одного набора.
По дороге съели набранные Виталиком фрукты, выкидывая косточки в окно на пустынной трассе, перекусили печеньем, запили холодной минералкой.
Трасса в долине сменилась горным пейзажем, стала более ухабистой. Временами в окна мы видели сошедшие осыпи, порванные антиосыпные заборы. Но больше глаза радовали виды горных рек, альпийских лугов, водопадиков. Попалась на пути дорога с аварийным мостом. Водитель, не думая, заехал на этот мост и спокойно его пересёк, решив не объезжать. Мы уже в красках представили как доезжаем до конца и мост складывается за нами, но нет. Он как стоял, так и остался стоять.
Довезли нас до Ахсау и там высадили. Водитель получил деньги и уехал. Юра с Ритой пошли дальше по дороге искать другого водителя. Антон и Саша решили прогуляться до поворота, посмотреть и поснимать. Даша думала-думала и отправилась искать где переодеться. Переодеваться она пошла куда-то в сторону домов. Виталик в это время добрался до сломанной колонки, из которой фонтанировала вода и набрал бутылку.
Мы собрались вместе как-то все одновременно. Юра и Рита нашли транспорт, в ожидании его решили перекусить остатками еды с поезда. Не успели мы закончить, как подъехала машина. Загрузили туда рюкзаки, Дашу, Надю и Виталика. Хотели загрузить ещё и меня, но я отказалась – как можно на машине ехать мимо таких видов. Мы отправили машину, а сами неспешно пустились в путь наверх к местам ночёвки.
Село Ахсау как и многие горные сёла стоит на нескольких ступенях – одни дома выше других. Расположено оно на берегу реки Билягидон и названо в честь её чистой воды. Над селом находятся несколько разрушенных сторожевых башен — Телакуровых, Бузоевых, Саракаевых. Само село древнее – появилось где-то в 14 веке.
По берегам Билягидона пасутся коровы, рядом идёт широкая дорога пригожая для транспорта. Время от времени она пересекает реку мостами, брод всего в одном месте. Речные брызги дают немного прохлады. Там, где дорога отдаляется от реки, среди зарослей цветов попадается земляника, а в кустах около деревьев и валунов – грибы. Лес кругом – сосновый, но разных травянистых растений много – ромашки, мак, люпин, клевер, колокольчики, крапива, борщевик… Дорога всё время идёт наверх, лишь изредка немного опускаясь.
В одном месте мы нашли скамейку с остатками трапезы. Посмотрели на это дело и представили как выше находим раскиданные по дороге арбузные корки – Виталик всё порывался съесть арбуз, пока не вся группа в сборе, а в конце записку «арбуз был вкусным, спасибо».
На одном из поворотов встретили водителя, он уже довёз наших и повернул обратно. Остановился рядом с нами, махнул рукой — куда отвёз наших, сообщив, что они уже начали установку палаток, и укатил в деревню. От сообщения о палатках сначала удивился Юра – он планировал пройти ещё немного дальше. Потом пришли в шок Антон и Саша, представив как Виталик и Даша перерывают их рюкзаки в поисках дуг, лежащих отдельно.
На предполагаемом месте высадки наших ребят не оказалось, зато нашлась река, а выше по склону кош, где нашлись люди с фотоаппаратами, начавшие нас фотографировать как диковинку, а дальше стадо коров.
Реку мы пересекли по камням. Дамам переходить помогали парни. Руководитель решил выделиться и последнюю протоку перешёл по стволу дерева, который сужался к концу. Я мысленно представила как этот ствол по мере приближения к концу накреняется вниз, и Юра плавно сходит на землю. Но нет, дерево осталось неподвижным, и руководителю пришлось спрыгнуть. Впрочем, это не помешало мне поделиться с ним воображаемой картинкой.
Своих мы нашли разбредшимся по поляне в поисках земляники. Сиротливая палатка в центре вызывала подозрение своим видом – что-то в нём было не так. Как оказалось позже – там были вставлены не те дуги и не хватало центрально. Но в тот момент мы об этом не знали. Даша и Виталик попытались собрать вторую палатку, используя дуги из того же набора, и обнаружили, что части не хватает. Началась паника. Во время которой я сохраняла спокойствие и наблюдала за развитием событий. Наши умудрились слегка перессориться, напугать по телефону Алёну… А потом заглянули в свои рюкзаки и нашли недостающие вещи. После срочно перезвонили в Москву и успокоили инструктора. А дальше занялись установкой палаток. Саша с Наташей в это время пошли мыться и стираться после поезда. Причём Саша пытался нас убедить, что это единственный раз и в походе он будет терпеть аж до самого поезда. Что-то мне в это не верилось. Мне надоело смотреть как наши суетятся в лагере, ещё и голова разболелась, так что я отправилась к медику. Они как раз заканчивали водные процедуры. Пожаловалась Наташе на состояние. Мне пообещали выдать таблетки.
На обратном пути от «джакузи» до лагеря сфотографировала маки и землянику, последнюю потом ещё и съела. Как только я ступила на черту лагеря, ко мне подскочил Виталик и радостно сообщил, что мы с ним сегодня дежурные. Я подумала о том, что это плохая идея, тем более голова разболелась сильнее. Меня усадили возле автоклава – следить за закипанием воды. Наташа выдала мне две или три таблетки от головы и акклиматизации. Помогли они слабо.
Пока вода закипала, разделили арбуз. Поэтому поводу выдала свой зелёный нож, а процесс снимала на камеру. Каждому досталось по большому куску арбуза.
Когда его уже съели, подоспела гречка с сухими овощами и пеммиканом. Виталик освободил меня от делёжки крипсов и каши. Вместо этого мне постелили пенку и туда уложили. Тошнота медленно усиливалась. Когда выложили кашу по тарелкам, Наташа с Сашей начали чуть ли не в приказном порядке пытаться её запихать в меня. Я немного подумала и побежала к кустам сбрасывать внутреннее давление, то бишь прочищать желудок. После мне стало легче, головная боль прошла. Да и я смогла съесть свою порцию, хотя и не всю.
После ужина совсем немного отлежалась, пока остальные собирались. В итоге с Сашей, Наташей, Дашей отправились в прогулку выше и дальше по склону. По дороге Саша показал Наде и Рите место для мытья.
Мы поднялись выше по склону. Начало темнеть, Саша начал беспокоиться и пытаться сбегать за фонариком и рацией. Наташа и Даша протестовали. Я же склонялась к рациональной стороне – то есть к взятию рации. В итоге Саша побежал за ней и фонариком. А вернулся вместе с Антоном. Причём снизу начал махать руками и что-то говорить. Я соображала, что это означает, пока они не приблизились настолько, чтобы различать речь. Мы с Наташей и Дашей спустились в ним. Прошли через большое коровье стадо, мигрирующее за наш лагерь, вышли на дорогу, где встретили Надю, Риту и Виталика. Потом опять разошлись, собрались когда Антон нашёл подобие ДОТа – бетонно-каменное многогранное сооружение, уходящее вглубь земли на полметра с неявным входом, заросшее изнутри травой. Антон туда спрыгнул, погулял. Мы всё ждали смотрели, что с ним будет. Но ничего не случилось. Дальше начинался разлив реки, за него Надя, Рита, Виталик и Антон не пошли – повернули к лагерю. Мы же с помощью Саши, а некоторые медики-экстрималы босиком пересекли его, и пошли дальше по дорожке. Ещё потемнело. Мы пересекли какое-то болотце и начали уговаривать Наташу повернуть назад. Еле уговорили, повернули. Тут ещё по рации связался с нами Юра. Обрадовали его тем, что идём назад.
Около лагеря паслись коровы в большом количестве. Саша сначала одну из них принял за фонарики Юры и Виталика, но потом фонариков стало как-то слишком много, и где-то они стояли в стороне, да и рога над ними проявились. Так что мы поняли – это звери. В лагере уже народ готовился ко сну. Я выпила чаю, потормошила Юру на тему технических записей, немного помогла собрать продуктовую сумку на завтрак и отправилась спать.
Так закончился первый акклиматизационный день…

Фотографии



























Leave a Reply