Дигория-Суган. Поход 2 к.с. — Путь хромающего летописца

По просьбе Виталика — часть текста, которую уже написала, но это ещё не конец главы.:)

Сквозь туман к перевалу
Рано утром в лагере было тихо… Даже слишком тихо. Хотя время уже подходило к пяти часам, объявленным подъёмными. Когда часы показали пять, я начала волноваться – уж не утащили ли наших дежурных туры, призраки или чёрные геологи. Полчаса я собиралась вылезти из палатки и проверить. А потом они заговорили и тихо загремели посудой, так что я успокоилась и решила долежать до побудки.
Подъём Саша с Наташей объявили на час позже, как раз когда туман ушёл, в вода закипела. Как оказалось, они больше часа мучались с горелками, причём умудрялись с ними возиться и общаться между собой очень тихо – боялись нас разбудить.
Перед сбором рюкзака я расспросила Юру как лучше его собрать. Руководитель отправил коврик к спине (моё любимое его местонахождение), автоклав с едой на самый низ, а остальное сказал распределить по желанию в виду почти одинакового веса. Данный способ укладки совершил чудо – в рюкзак утрамбовалось всё, высота уменьшила на клапан, а рюкзак плотно прилёг к спине.
В путь тронулись в половину девятого по заросшей тропе. Когда по ней ходили геологи. Их селение находилось ниже нашей стоянки. Сейчас там остались доски, груды угля, столбы, части техники и могила консервных банок. А ещё более-менее приличная дорога к реке Хазныдон. Она серпантином шла по склонам. Временами приходилось вставать на ранты ботинок или пятки, чтобы не скатиться быстренько вниз.
Мне на серпантине страшнее всего было напороться на впереди идущего, Даше – улететь со склона, остальные страхи держали при себе. Но я их могу добавить, если мне сообщат.
Проехаться вниз по камням с травой было реально, но только если ставишь ноги на склон параллельно ему, будто ты сверхчеловек, лезущий по стене. Если же делать в мягковатой земле ступени ботинками, то не улетишь.
К половине одиннадцатого мы добрались до правого притока Хазныдона, пересекли его и устроили привал на высоте 2495 метров. После непродолжительного отдыха (я успела закончить только описание предыдущего вечера), мы пошли дальше вдоль реки и немного вверх. Травяную подстилку здесь украшали крупные валуны. Периодически приходилось прыгать. Ноги опять стали возмущаться, заставив меня отстать. Сначала немного… потом больше.
Следующий привал устроили на островке между бурным потоком реки и тихим узким ручьём. Пока отдыхали и наслаждались видом, заметили вдали стадо бело-чёрных баранов. Крупное такое стадо, идущее вслед за нами, но по другому берегу. Юра предположил, это пастух погнал их сюда, чтобы посмотреть каких иди… туристов занесло в эти края. А может быть это просто его обычный маршрут выгула скотинки.
Стоило отвернуться от стада, как мы заметили возле ручья Антона с бритвой в руках. Четвёртый день пути, а он, не выдержав, бреется. Хотя завхоз и ходит очень быстро, решили подождать конца процедуры.
Когда к ручью пошёл Саша, мы решили, что застрянем здесь надолго. Но нет, снаряженец решил просто помыть руки. Но смотрелись вместе они хорошо – два высоких худых парня, один тёмным, другой светлый, на разных концах островка возле ручья.

Дальше путь шёл почти по реке, несколько раз пришлось её пересекать, и по камням разного размера. Так мы и шли с одной остановкой до небольшого снежничка. За ним группа начала подъём по склону до выполаживания склона. Мы с Дашей шли позади. Я от подмытого водой снежника повернула направо, чтобы обойти реку и приблизиться к месту подъёма. Даша почему-то повернула на снежник и упрямо пошла по нему, заставив заволноваться если не всю, то большую часть группы. Но ей повезло – снег выдержал её вес. Пока мы поднимались по почти вертикально стенке, Юра показал Даше как подниматься дальше.
Когда я подошла к склону, в голове крутились несколько вещей: не поднимать голову и не вставать в полный рост – внизу камни и бурная реки. Другая – песня из мюзикла «Волки Мибу»:
«*Сайто*
— Я пришел попрощаться. Мой долг был уплачен сполна.
Нету смысла и дальше тянуть этот бой безнадежный.
В том, что вышло, увы, не моя и не ваша вина,
Но остаться теперь рядом с вами мне кажется сложным.
Подождите кричать. Я не зря попрощаться пришел.
Отпустите добром — нам тогда не придется сражаться.
Как и вам, мне претит бесполезный Шинсена раскол.
Как и вам, мне нет смысла и дальше в живых оставаться.
Я вот здесь задержусь, прикрывая ушедший отряд.
Повезет — так умру, ну а нет — так не спорят с судьбою.
Оказать напоследок услугу вам я буду рад.
Я пришел попрощаться…
*Хиджиката*
— Пусть ками пребудут с тобою».

Причём песня привязалась неожиданно с утра и не желала отступать и уступать место другим. Так я и поднималась, выбирая места куда ткнуть ледоруб, за какой камень ухватиться, куда ногу поставить, держалась близко-близко к склону. Когда стало положе, смогла наконец перевести дыхание и осмотреться. Тропа впереди меня не обрадовала – она частично проходила над обрушившимся склоном. Продолжая напевать оптимистичное прощание сайта, я пошла по тропе к группе, уже расположившейся на полянке.
Как и Сайта, мне в этот раз повезло, разве что имя менять не пришлось.
На поляне дежурные занялись обедом, от уставшей меня еле вытребовали авоклав. Я предложила его достать самостоятельно, но от меня не отставали, пока не выдала.
Антон сообщил дежурным обеденное меню и убежал дальше, искать хорошую стоянку. Вернулся он как раз к тому времени, как Наташа разложила по мискам брынзу и поделила сухари. Завхоз сообщил о найдённой недалеко отличной поляне и был готов сразу туда идти. Но решили всё же съесть сначала обед, а уж потом идти на поляну. А автоклав с тёплой водой понести в руках.
Поляна оказалась очень хорошей – с местами под палатки, в окружении камней. Народ побросал вещи и разбежался кто куда. Я же прилегла немного отдохнуть. Пока я лежала, закрыв лицо банданой, мне периодически казалось, что со склона летят камни. Даже несколько раз оглядывалась. Но нет, со склона они не падали. А вот ниже на поляне Виталик с Юрой чистили место под палатку и выкидывали лишние камни. Но кидали их осторожно, подальше от меня. Но всё равно звук падающих камней напрягал, так что как только я почувствовала, что восстановилась, встала. Хотя руководитель предлагал подольше отдохнуть после перехода. Девушки наши в это время отправились купаться и стираться, парни начали готовить место под палатку.
Вода закипала дольше, чем планировалось – успели поставить палатки, разложить на камнях вещи. К чау Юра достал припасённый в поход сюрприз – орехи в меду, убранные в пластиковую баночку.
После обеда Даша занялась починкой ботинок, Виталик забрался в палатку, Надя попросила Юру дать ей мастер-класс по завязыванию системы.
Снизу к нам несколько раз подходило облако, смотрело и убегало обратно. В долине, с которой мы свернули, клубились облака, к ним присоединялась небесная вата с соседней вершины. С нашей стороны казалось – там фабрика по созданию облаков. Они клубятся, поднимаются ввысь, а потом отрываются и уплывают вниз по долине.
Марго тоже решила достать сюрприз. Им оказались две металлические головоломки. С одной я справилась быстро, другую успела разобрать наполовину. Антон с Юрой тоже пытались, но быстро сдались и ушли к большому валуну недалеко от лагеря и занялись на нём строительством тура.
Пока Антон, Юра и Рита заканчивали тур, мы с Наташей и Сашей решили подняться повыше и осмотреться. Антон сначала тоже хотел идти, но передумал.
Без рюкзака по склону подниматься было легче, но дыхание периодически всё равно сбивалось, а кое-где идти приходилось на четвереньках. По травянисто-осыпному склону мы поднялись на более высокую площадку, где Наташа предложила забраться на вершину сыпухи. Мы с Сашей пытались её вразумить, но бесполезно. «Сможешь её перехватить, если полезет наверх?» — спросила я у парня. «Смогу», — кивнул снаряженец.
В итоге Наташа на сыпуху всё же полезла, мы ждали её возле валуна. Первые полтора метра девушка прошла нормально, а потом камень под нём поехал вниз, так что всё перепугались. Саша побежал её ловить.
Как рассказывали они потом, Саша стоял внизу и боялся, что девушка сейчас слетит. Наташа же боялась спустить на парня камни. Кое-как медик спустилась вместе с парой камней, но тяги к приключениям у неё это не убавило.
Юра связался с нами по рации, сообщили ему, что всё в порядке, спросили про ужин. Но в ответ получили молчание.
Спускались мы другим путём, левее лагеря. Время от времени мы оступались, ещё и ветер дул в спину, подталкивал. По пути увидели как Антон, Юра и Марго крутят в руках длинные прусики с карабинами на конце. Чем-то похоже на развлечение фаерщиков.
На одном из мини-привалов предложила сначала Наташе, а потом Саше включить наши выходы по вечерам в километраж маршрута. Глядишь, так в два раза километраж увеличится. Как и глаза квалификационной комиссии от такого заявления.
В лагере уже похолодало, солнце подобралось к вершинам и не согревало поляну. К тому ветер здесь был не менее сильный. Так, что нам пришлось утеплиться, а часть людей просто попрятались по палаткам.
Вопрос про ужин в лагере, как оказалось, просто не услышали. Видать, рация заглушила данную информацию.
У Виталика опять поднялась температура. Наташа пожурила его, что он днём полез опять купаться. Таблетки она прописала ещё день назад и сейчас только напомнила, что и как принимать. А потом девушка получше утеплилась, вынесла пенку в центр лагеря и улеглась отдыхать – в палатке лежать ей показалось душным и скучным. Угум, вид и обзор там маленькие.
До ужина заваривали чай и доедали Юрин сюрприз. Виталикову порцию я отнесла в палатку – Наташа как раз наказала ему много воды пить.
К ужину все выбрались из палатки. Антон раздавал по мискам гречку с бульоном и гречку почти без бульона – воду решили не сливать из-за разделения группы по желаниям почти пополам. Просто девять на два никак не делится. К гречке с мясом прилагались так же кукуруза, лук, куча приправ и песок из речки. Особый деликатес от Антона. Хрустит на зубах и добавляет незабываемые ощущения.
После ужина вместе с Наташей отправились мыть в реке посуду. Она прихватила с собой ещё посуду Юры и Виталика. Нашего медика надо вовремя останавливать, иначе она всю работу сама выполнит, рюкзак набьёт под завязку, и на живую осыпь без страховки залезет. Но вернёмся к настоящему. Спустились мы с Наташей к реке. Вода там настолько быстрая, что если держать некоторое время в ней посуду, помоет лучше моечной машины и без мыла. Правда, руки при этом хорошо так замёрзнут.
Рядом мыли посуду и автоклав Надя с Ритой. Не осторожно хватили автоклав с водой за единственную боковую ручку, и оторвали её с одной стороны. Наташа заметила, что много раз предупреждали – за ручку не поднимать. Собственно говоря, ручка эта предполагалась у нас использоваться чисто в декоративных целях… Так что ничего сильно не изменилось.
Надя с Ритой домыли посуду, и ушли обратно. Мы поднялись следом, а на встречу нам шёл Антон за автоклавом.
Закончив работу в лагере, мы разбрелись по палаткам, тем более, что ветер усилился, и с силой бьёт по палаткам. Пока дописывала текст в блокнот, моя палатка как раз заполнилась. Даша, влезая, заметила, что видела Наташу на камне с блокнотом и предположила, что та решила стать вторым летописцем. Я возразила, что, скорее всего, подруга решила завести карточки на пациентов и записать, что кому когда выдавать. И оказалась права.

Ночью была гроза. Горная река шумела громко и, казалось, очень близко. Дождь бил по палатке, ветер пытался сорвать тент. Потом появились молнии. Они сверкали с разных сторон, казались близкими, но гром гремел довольно далеко, приблизившись лишь несколько раз.
А в соседней палатке считали время между вспышкой и раскатом. Да, там никто не спал, хотя время было час ночи. Люди дружно проснулись из-за ощущения воды под ковриком. Целых два часа все пять человек тихо лежали, боясь разбудить соседей. Около трёх часов они почувствовали, что воды стало совсем много. Тогда дружно зашевелились и скучковались поближе, решив так пересидеть до подъёма. Но не тут-то было. Юра услышал возню у соседей и с ледорубом в руках пошёл наводить порядок. Молнии уже закончили сверкать, но всё равно появление руководителя с ледорубом наперевес повергло в шок обителей второй палатки. Юра же сходу приказал всем вылезать и переносить вещи на более сухое место, пока дождь слегка стих. И следующие полчаса шесть человек дружно перетаскивали палатку поближе к нам. От помощи Даши и Виталика они отказались, а я просто решила не вылезать, раз уж им больше не нужны руки.
А потом всё неожиданно затихло, наступила предрассветная тишина на улице и в обоих палатках.






























Leave a Reply