Дигория-Суган. Поход 2 к.с. — Путь хромающего летописца

На утро соседи дружно занялись сушкой вещей перед выходом. Хуже всего пришлось Саше с его пуховым спальником, который промок наполовину.
Дождевая туча уже ушла, её сменило облако, окутавшее нас со всех сторон. Уже почти перед выходом облако отошло, но недалеко.
Дальше мы отправились по пути, что вчера наметил Саша – по тропе среди валунов. Облако стелилось прямо до земли, так что видимость упала до пяти-десяти метров. Дальше группа просто исчезала за белой пеленой. Справа шумела невидимая река. А потом начался дождь. Дождь внутри облака. Да, и такое случается. Мы надели накидки на рюкзак и плащи. Я мысленно начала взывать к Алькор, то ли звезде, то ли человеку. Икалось, наверно обеим. Тётушке так точно. Страх идти по мокрым валунам постепенно рассосался – что-то есть успокаивающее в слове «Алькор». А потом дождик кончился. Надя заметила – это от того, что она надела плащ. Но я думаю, это от всего и сразу.
Парни тем временем нашли, где перейти речку вброд, но там самым слабым участникам пришлось снять рюкзаки. С помощью ребят, треккинговых палок и камней, девушки пересекли несколько проток. На другой стороне мы забрались на гребень. И чудо, облака рассеялись. Справа от нас появились водопады, впереди – снежники с сыпухами. Контуры гор приобрели объёмность и окрасились в разные оттенки, позволяя вычленить каждую по отдельности.
Мы отдохнули и отправились дальше. Когда я оглядывалась назад на Наташу, видела как снизу ползёт туча. И с ней мы играем наперегонки.
Сыпуха сменилась снежником. Впереди меня прыгала небольшая птичка, похожая на воробья, но крупнее. Кто она – мы так и не смогли определить.
На снежнике находился небольшой, вытянутый остров из камней. На нём устроили очередной привал, надели кошки, системы. И отправились наверх траверсом по следам впереди идущих. Я начала приноравливаться через шаг бить кошкой по ледорубу. Хотя движение от этого и замедлялось, причём довольно сильно. По пути я почти не поднимала голову, помня предыдущий опыт такого подъёма, но когда подняла, увидела Юру на почти вертикальном льде. Во всяком случае, мне он таким казался. «Я отказываюсь переходить на второй уровень», — подумала я, просчитывая, сколько мне лететь вниз.
Но, тем не менее, я добралась до Юры. Послушала краткий курс хождения по «вертикальным» стенкам. Несколько раз переспросила про вероятность падения. И только после этого решилась ступить на лёд. Первые шаги удались хорошо. Во всяком случае, так сказал руководитель. Я попросила его не хвалить, испугавшись, что сейчас расслаблюсь… Когда Юра попробовал меня ругать, я повторила просьбу – лучше пусть я буду средней. Всё же первые метры я прошла с опаской, мне всё казалось – кошки совсем не цепляются за лёд, а просто на нём стоят, и вот-вот сейчас я поеду, или хуже того упаду под силой гравитации. Но нет, вместе с Надей и Юрой, который контролировал то нас, то Наташу, я добралась до места привала, где мы подождали Наташу, перекусили и сцепились в связки – дальше шёл закрытый ледник с возможными сюрпризами. Я была вместе с Наташей и Сашей. Антон с Ритой и Надей. Юра с Дашей и Виталиком.
Первой пошла связка Юры, за ним Антона, а уж потом мы. Наша связка сильно отставала, мне приходилось счищать снег, и я не всегда успевала это сделать во время ходьбы. Наташе было тяжело ровно подниматься наверх. Ведь подъём в горы, это как бег – нужно много тренироваться, чтобы ровно пробегать несколько часов без остановок. А Саше было тяжело от его хвоста, который то и дело останавливался.
Пару раз вдалеке с грохотом летели камни – тёмная лавина на белом снегу. Мы наблюдали за их падением, но заснять их я не успела, слишком быстро они пролетели. На нашем же пути было всё тихо, снег лежал, трещины не появлялись, камни не шевелились. Только Наташа один раз заехала себе кошкой по ноге.
Через некоторое время появилась сыпуха, уходящая далеко наверх. Около неё мы по очереди подтянули друг друга за верёвки. Сняли кошки, системы, смотали верёвки. После серпантином стали подниматься. Наташа заметила, что вчера хотела подняться точно по такой же сыпухе, но мы не дали. Я постаралась сделать укоризненный взгляд, Сашка возразил, что вчера у нас не было снаряжения.
За одним подъёмом, нас ожидала небольшая площадка и следующий подъём, где уже нашлись площадки с защитой от ветра. Защищать от ветра они защищали, но на пол внутри них ветер занёс некоторое количество камней. Пришлось их расчищать. Я попросила небольшой отдых перед таким важным делом, и мне дали минут пять посидеть, снять мокрые бахилы, поснимать процесс расчистки пространства. Ребята с ледорубами в руках сгребали камни к углам, а потом лопатой, единственной, лавинной, скидывали всё лишнее за пределы стенки.
Я, как только отдохнула, тоже присоединилась к строительству. Кстати, у нас такой классный выход кто-то организовал – прямо в пропасть. Пара лишних шагов и хороший полёт на энное количество метров вниз обеспечен. У соседей выход был на безопасном расстоянии, но зато камни хорошо впивались в бока.
Вдали мы заметили, как с нашего перевала спустилась группа без связок, бодренько пробежала вдоль камнеопасного склона и поднялась на другой перевал, более сложной категории. Народ предположил, что это бауманцы.
Саша собрался заснять виды, что открываются с нашего лагеря, и обнаружил разбитый и деформированный фильтр. Видно, аппарат разбился, когда ночью в палатке перетаскивали вещи. Обиженный снаряженец походил, по возмущался, поныл, попробовал открутить фильтр – ничего не вышло, резьба сместилась и не работала. Но тут сработала находчивость нашего медика. Наташа извлекла из аптечки инструменты для шитья кожи. Мы с Сашей держали фотоаппарат, а Наташа с Юрой схватились инструментами за фильтр и выкручивали его. Крышка потихоньку поддалась. Дальше оставалось аккуратное извлечение осколков с объектива. Я дала для этого тряпочку, которую когда-то купили для очков, но я теперь использовала её и для очков и для объективов.
Саша почистил аппарат и вернул мне тряпочку, предупредив, что там теперь осколки и лучше не использовать. Ничего как-нибудь новую куплю, а лучше несколько, чтобы всей технике хватило – это ж отличный повод.
Ветрозащитные стенки здесь сделали не просто так, периодически дул очень сильный ветер. Он более-менее сушил вещи, приваленные камнями, но и даже при высокой температуре заставлял трястись от холода, так что мы оделись как можно теплее, а кто-то спрятался в палатке.
Мне в палатке писать было скучно, и я вышла на улицу. Юра предупредил, что нахождение на такой высоте без очков опасно. Пришлось их надеть, хотя и угол обзора стал меньше, но зато блокнотные листы перестали сиять белизной, как в рекламе Мифа.
Пока я писала, заодно осматривалась, и заметила, что в очках, что без очков картинка стала намного чётче, чем обычно. Будто зрение улучшилось. Может глаза в отсутствии компьютера, занялись зарядкой на смотрение в даль – в близь, а может просто разреженный воздух более прозрачный, от того и картинка четче видна.
После обеда Юра хотел устроить занятия возле завтрашнего перевала и заодно повесить верёвки, чтоб утром этим не заниматься. Мы отдохнули пару часов, снарядились и пошли наверх. Я опять быстро отстала – снег сильно подтаял, и буквально на каждом шагу приходилось отряхивать кошки. Ещё и система неожиданно начала тянуть вниз, видно я слишком сильно связала верх и низ. Как для рюкзака, при котором приходится слегка пригибаться.
Мы перешли через несколько трещин – тонких полосок на снегу. Возле бергшрунда повернули налево. Руководитель решил забраться туда на обратном пути.
Место подъёма на перевал нашлось среди скал. Саша вызвался идти вместе с Юрой, а следом полез Антон. Первые прошли нормально, даже трещину перешагнули. Антону пришлось браться за верёвку, чтобы перейти через трещину. Пока остальные мёрзли внизу, мужчины нашли крепкую петлю и закрепили на ней верёвку. После спустились. И мы дружно перешли к бергшрунду. Первым к нему подошёл Юра. Антон и Виталик его страховали. Юра посмотрел в трещину, сказал, что там не интересно, и спустился. Вторым пошёл Виталик. Он уже решил изучить трещину. Когда реммастер начал спускаться, верёвка резко ушла в склон, прорезав снег. Виталик летел недалеко – метр или два. Для извлечения его обратно ослабили веревку и положили два ледоруба, а уже сверху верёвку. Следом за Виталиком в бергшрунд слазили почти все остальные – кроме меня и Даши. Мне ещё долго предстоит сживаться с горами, чтобы чувствовать себя, так же как и в лесу.
На спуске вниз я сильно отстала от остальных, ещё и туман в очередной раз накатил. В лагере уже поставили воду. Я спросила у Виталика, чем надо помогать. Собрали по списку еду, а потом по очереди прятались от ветра в палатке. Остальные же там засели до ужина.
Когда я пряталась в палатке, то пообщалась с Юрой на тему текстовых заметок на прошедший промежуток. Потом пришёл греться Виталик. А я воспользовалась тем, что никого нет, и начала кружить и прыгать на третьей площадке от ветра. В процессе прыжков, я пыталась изобразить цыганочки с смешанном изображении Алькор и Блэйзом, но мне до них далеко. А потом ещё и вальс изобразили с воображаемым партнёром, напевая «Как же молоды вы, как же молоды вы…» и далее по тексту. Один куплет с припевом мне исполнить удалось, а потом дыхание сбилось. Но зато я согрелась, и у меня появилась уверенность в завтрашнем подъёме, словно, этот танец, похожий больше на пляски дикого племени, был ритуалом для хорошего подъёма. Для согревания он точно хорошо подошёл – я даже сняла одну из флисок и так смогла проходить до ужина и немного позже.
На ужин оказалась странная смесь от Алёны. Обнаружили мы это уже когда начали резать пакеты, и я прочитала состав – вроде на суп не похоже, но и на обычный рис тоже. Смесь получилась очень вкусной и сытной. Ещё из-за смешивания её с ингредиентами от обычной раскладки – каши получилось очень много, и некоторым досталась добавка, а кто-то наелся и с одной порции. К чаю у нас была бывшая пастила, а ныне нечто жутко помятое, и тем не менее, поделённое на девять частей. Ещё к чаю Виталик достал свой сюрприз – лимон в сахаре, завёрнутый в кучу пакетов, но всё же протекший.
Перед сном, мы с Виталиком помыли посуду и собрали всё для завтрака. Потом полгруппы пошли на возвышение отправлять сообщение, остальные занялись подготовкой ко сну. Даша, залезая в палатку, показала мне красивый закат, который я попробовала заснять, а заодно ребят на горе.
Ночью мне снилось, будто я лежу вниз головой между двумя валунами, да ещё извиваюсь между ними. Но это был сон, только сон.






















Leave a Reply