Дигория-Суган. Поход 2 к.с. — Путь хромающего летописца

Проверка Таймази
Наутро верхний источник замёрз, как и часть наших вещей. Виталик вскипятил воду и позвал меня помогать. Приготовили кашу, заварили кофе. Потом Виталик для меня где-то добыл воды для чая. Я разделила сухой паёк. Позавтракали и собрали вещи ещё до выхода солнца из-за гор. Время было около половины седьмого.
Перед выходом мы надели системы и кошки и по плотному снегу пошли наверх к верёвке, что повесили за день до этого. Замерзший снег не прилипал к кошкам, идти оказалось легче. Верёвка так и осталась со вчерашнего дня. И по очереди мы полезли наверх: Виталик, Саша, Надя, Марго, Юра, я, Наташа, Даша и Антон. Поднимаясь, люди случайно скидывали верёвкой камни. Я в этом плане очень неплохо выделилась. Повиснув на жумаре, ещё внизу, я повела верёвку и столкнула вниз довольно большой камень, почти квадратный, со стороной сантиметров 30-40, с острыми краями. Саша крикнул сверху «Камень!». Я подняла голову, просчитала секунд за десять его траекторию и отпрыгнула влево. Валунчик кубарем пролетел мимо и остановился на пологом участке в метрах десяти от нас. Я потянула ещё раз, но гора атаковать не спешила. Можно подниматься. Подъём прошёл спокойно, разве что возле двадцатисантиметровой трещины я притормозила, готовясь к прыжку. Но вместо этого подтянулась и перешагнула. Без приключений я добралась до льда, а потом сыпухи, с которой как раз и прилетел ко мне камень. На перевале Саша помог мне не упасть – немного покачивало в сторону после подъёма. Я сбросила рюкзак и присела на него, чтобы снять систему и кошки. Последние Юра попросил далеко не убирать, впереди нас ожидали заснеженные участки.
Следом за мной поднялась Наташа. По фотографии я отметила время её подъёма – 7:10. Когда она отдохнула, мы пошли на другой конец перевала смотреть тур и табличку с надписью:

«Под солнцем горячим,
Под ночью слепою,
Немало пришлось нам пройти!
М. Светлов
Перевал посвящается
ПАМЯТИ
Поэта-земляка
1970 г.»

Потом перекусили шоколадом. Рита пожаловалась, что ноги у неё замёрзли. Руководитель предположил, что за ночь ботинки промёрзли, а пока Марго поднималась, холод из ботинок перешёл к ней. Кое-как отогрели её ноги тёплой одеждой, но всё равно не до конца. Когда Марго смогла идти дальше, мы собрали вещи и начали спуск по сыпухе друг за другом как можно плотнее. После сыпухи пошёл снежный участок, и мы надели кошки. Участок был небольшим и вскоре сменился камнями. Но снег уже подтаял, из-за чего мне идти стало тяжелее, я начала отставать. По камням мы добрались до снежника. Солнце стало припекать и в тёплой одежде идти оказалось совсем не уютно. На снежнике мы вновь надели кошки… Так повторялось несколько раз. На последнем длинном снежнике мы с Наташей пошли вплотную – чтобы я не падала, да и очки начали запотевать, уменьшая видимость. Но снимать на снегу я их не решилась – не хватало ещё ослепнуть.
Но вот мы добрались до валунов и ниже лежала горная зелёная долина. Я убедилась, что время есть, и побежала за дальний камень переодеваться, потому как более терпеть духоту не могла. Вернулась назад я как раз, когда остальные начали собираться в путь. Дальнейшая дорога выглядела более лёгкой. Но на самом деле это было не так – тропа шла под уклоном, и под ногами в изобилии лежали маленькие камушки, которые то и дело скользили под ногами. Я так пару раз чуть не растянулась, выгнув свои многострадальные ноги в иную сторону, от чего они вновь разболелись. Организм вновь завопил, что над ним издеваются, и потребовал снизить темп. Что и пришлось сделать.
Так я добралась до остальных отдыхающих на траве, там Наташа выдала мне лекарство. Мне дали немного отдохнуть, и мы пошли дальше по травянистому склону. Несколько раз пересекали вброд ручей, а потом пошли цветочные холмы. На одном из них устроили ещё один привал. Собрались вместе, отдохнули, позагорали и решили ещё пройти до речки.
На обед мы устроились на берегу реки, кажется Айхвадон. В высокой траве мы бросили вещи, на камне устроили кухню. Почти вся группа по очереди полезла, кто обливаться, кто купаться в речке, Наташа решила почистить ледорубом подход к реке, а Юра ей помогал. Выглядело со стороны весело. На одном из валунов появился силуэт туриста-альпиниста, который не сохранился на фотографиях. Но насколько я помню, там были лосины, кофта, ботинки, ледоруб и каска. Откуда-то снизу руководитель притащил кусок шланга и попытался сделать из него поливалку, но не получилось, вода не хотела течь по трубе, и затею с душем пришлось отложить.
Я тем временем поделила сухари, сыр и сладкое и следила за горелкой, чтобы пенку-стенку не унесло, а вода поскорее закипела. Но что-то кипеть ей не хотелось, а пенка то и дело кренилась от ветра. Но постоянного присмотра она не требовала, давая мне возможность писать про последние события и поснимать окрестности. Например, остатки каменных стенок, которые для чего-то да служат.
После обеда мы немного отдохнули. Потом собрали вещи и отправились искать путь к широкой дороге. То есть пошли по тропинке, перешли вброд речку, где я намочила ботинки, а позже натерла ногу на сгибе, но не сильно. Дальше мы пошли по прямой хорошей дороге, широкой и расчищенной. Иди по такой и не беспокойся. Не тут-то было. На повороте меня качнуло, и я споткнулась. Да не просто споткнулась, а поранила правую ногу о чёрные осколки камней, покрывающих дорогу. И случилось это недалеко от водопада, где наши остановились на отдых. Саша перепугался, позвал Наташу. Медик присутствия духа не потеряла. Смеясь, она схватила меня за руку и мы с ней быстро пошли к водопаду, возле которого устроились, для обработки раны. Наташе тут же выдали необходимые части аптечки. Я решила отвлечься на бабочек, чтобы не смотреть за манипуляциями над раной. Народ же наоборот сбежался посмотреть как меня муча… лечат. Как поливают рану хлоргексидином, как очищают от мелким камушков, как посыпают белым порошком, который обеззараживает. Потом Наташа подождала, чтобы нога подсохла и заклеила двумя пластырями – посеребрённым и широким белым.
Я немного посидела и отправилась смотреть водопад, заодно снялась на его фоне с Наташей и Даше по очереди, почувствовав себя экспонатом наряду с водопадом. Дальше по дороге шла вместе с Сашей и Наташей. Кстати, мы вышли на территорию заповедника «Алания». Дорога шла серпантином, очень длинным серпантином и наши шли по нему. Мы же отстали, и Саша с Наташей решили срезать по тропинке. И срезали мы несколько раз и почти догнали группу. Хотя спуски не вызывали у меня особо оптимизма, я пыталась протестовать, но Наташа ехидно заметила, что видела как я хорошо спускаюсь по плохой дороге и как травмируюсь на хорошей. Ничего не оставалось, как срезать дорогу, цепляясь за кусты и деревья. В какой-то момент мы нагнали остальных. Обнаружилось, что здесь сеть ловит, народ тут же начал звонить своим. У меня настроения не было, слишком устала и хотела поскорее закончить путь на сегодня. Ещё мы вышли к людям, и появилось ощущение, что здесь можно расслабится, накопившиеся обиды на свои ошибки стремились вырваться в виде истерики или криков. Будто натянутую струну слегка расслабили. Да и остальные начали как-то нервничать. Но, тем не менее, мы добрались до базы Таймази. Виталик с Юрой договорились там о ночлеге. Вожатые нас встретили очень приветливо, выделили комнаты для девушек и парней и даже пустили в душ вне очереди. А за ночлег мы отдали не очень много – около 150 рублей с человека где-то.
О комнатах надо рассказать отдельно. Располагались они на первом этаже одного из корпусов. На нём висела табличка «Общество трезвости и здоровья, часы работы 9 до 17». Две комнаты находились в дальнем конце тёмного, но короткого коридора. В комнатах была одна отдельная кровать, стол, шкаф и нары на пять-шесть человек. И всё весьма какое-то грязное. Его быть может мыли и чистили, но это такая грязь, которую так просто не уберёшь. Собственно говоря, я такую же видела в деревне и потому не испытала шок, какой был у наших девчонок. Наташу так еле успокоили. Мы достали вещи, необходимые в ближайшее время, и самые смелые пошли в душ. Парни в это время притащили нашу заброску.
Потом долго не могли найти Сашу и Антона, которые ушли гулять. Юра и Виталик связались с Алёной и получили взбучку за перевал Столетова, название которое потом расползлось по всему отряду и прилипло, и реку Айхву, оказавшуюся с другой стороны. Я прогулялась по базе и осмотрела домики и склоны. Даша в это время общалась с парами, оставшимися здесь после ухода групп Кривоносова и Виданова – ребята сошли с маршрута и намеревались отдохнуть немного и вернуться в Москву.
Вечером у нас был стол, заставленный большим количеством еды. И ссора. Народ некоторое время разговаривал между собой на повышенных тонах, но потом все успокоились. Я аккуратно начала подсаживать Сашу на Алькор. Некоторые песни тётушки он уже слышал, другие ему понравились не меньше. После ужина был чай с пирогом. Мне его совсем не хотелось, так что моя порция отправилась к Наташе и Саше. А когда совсем стемнело, Наташа достала ром и желающим развела его колой. Даша тоже попробовала несколько капель рома. И ей этого хватило.
До сна рассказывали всякие истории и анекдоты, спать отправились поздно – в 22 с хвостиком.
Посреди ночи наша женская комната проснулась от криков Даши «Юра, Юра, спаси, помоги, где выход». Я не выдержала и спокойным голосом сказала Даше «Успокойся, это просто сон». Рита тоже не выдержала и посветила фонариком на дверь и зло сказала: «Выход там». Позже в полной тишине раздался звук упавшего тела, во всяком случае нам показалось, что это было именно так. Утром же выяснили, что упала вроде бы помада, которую кажется, Юра кинул на стул, чтобы не мешалась.
Подняли нас в семь с хвостиком, когда вода уже закипела, настало время разводить пюре в тарелках. За завтраком меня чуть не стошнило – пюре и так было не вкусным, да ещё Виталик завёл разговор о съедобной заначке в бороде. Попросить прекратить я не успела – пришлось срочно выскочить за дверь, высыпать пюре в мусорку и побежать к раковинам, где возле ледяной воды, я смогла успокоить желудок.
После завтрака Антон распределил продукты из заброски, часть вещей и провизии оставили на базе. Для меня нашли новые кошки – как раз по ботинкам и с антиподлипами. За них спасибо девушке Вере, которая спонсировала не только нашу группу. Мамины же подарили бычку из интересной композиции, составленной из мусора. Ему к табличке «заземлено» как раз не хватало кошек.
Мы собрались, сдали комнату и пошли дальше по дороге в сторону границы. Людей на дорогах прибавилось – наступили выходные и все ринулись отдыхать за город.
В укромном месте у дороги мы нашли прелестное кафе с доброй хозяйкой Тиминой Богатыровной (с отчеством могла ошибиться при расшифровке почерка). Кухня кафе находится в небольшом домике. Возле него плетёная беседка с видом на быстрые воды Уруха, за беседкой мангал с дровами.
Юра и Виталик убежали разведывать обстановку, Даша осталась охранять рюкзаки и зашивать ботинки, остальные забрались в беседку. Хозяйка дала нам владикавказскую газировку и местное вино, а потом приносила по одному осетинскому пирогу. Пироги мы делили на восемь частей, поскольку Даша отказалась, но оставили ей несколько кусочков. Оставляли кусочки и отсутствующим Юре и Виталику. Пока они отсутствовали, ребята выпили бутылку вина и закали ещё одну, чтобы руководитель не заметил, сколько успели выпить в их отсутствие. Вернувшись, Юра и Виталик сообщили о том, что придётся делать крюк, и с радостью съели предложенные пироги и запили вином.
Я алкоголь не пила, только вкуснейшую владикавказскую газировку, совершенно не похожую на ту, что продают в Москве.
Наелись мы конкретно. У меня даже голова закружилась от переедания. Но тем не менее, мы немного отдохнули и отправились в дальнейший путь, сердечно попрощавшись с доброй хозяйкой уютного кафе.
Дальше мы шли вдоль Уруха к селению, но до него не дошли, а свернули раньше на поле. Пересекли его и перешли сначала по мосту, потом по брёвнам – я с рюкзаком переходить не рискнула, рюкзак мне донесли следом. Дальше наш путь лежал по узкой тропе вдоль горной реки. Иногда она подходила близко, иногда удалялась. Я старалась не отставать от остальных. Хотя бы сильно не отставать.
На привале Саша обманным путём забрал у Наташи сначала часть вещей, а потом бутылочки. Девушка ни в какую не хотела с ними расставаться. Потом Марго и Наташа привязали болтающуюся Дашину каску к рюкзаку, чтобы она случайно не била сзади идущих.
Следующий привал мы устроили на берегу, где помыли руки и ноги от сока борщевика и смазали кожу защитным средством.
Дальше мы шли прямо возле берега и в одном месте палка меня едва не скинула в реку, но Антон её убрал и дал мне для равновесия треккинговую палку. С ней я преодолела трудный участок, а потом вернула – без палки идти как-то сподручнее.
Чем выше мы поднимались, тем крупнее становились растения – гигантские папоротники, колокольчики высотой выше Антона, листья похожие на огромную мать-и-мачеху, но биолог сказала это совершенно иной вид.
На крутом участке мы встретили пограничников, рюкзаки пришлось сбросить прямо на склон и придерживать, пока ребята – парень и девушка, проверяли пропуска и паспорта. Юра объяснил им, что одного участника нет, планы изменили прямо перед отъездом. Потом расспросил как лучше идти. Они подсказали и побежали вниз. В мы, взяв рюкзаки, пошли дальше. По пути мы несколько раз отдыхали и набирали воду. Уже почти у самого конца, Саша вдруг почувствовал прилив сил и убежал далеко вперёд. Я как на него взглянула, так мне стало дурно. На самом деле это случилось из-за жары и духоты, она же и не вдохновляла идти путь, который уж прошёл снаряженец. Но на моё счастье, Юра повёл нас другим маршрутом, более коротким и на другом берегу реки. Пока мы отдыхали в тени, к нам вернулся Саша. И вместе с Юрой убежал искать место для ночлега. Остальные отдыхали возле рюкзаков. Пока они бегали, солнце скрылось с этого места и похолодало.
До стоянки оказалось идти не далеко, но место выбрали среди травы. Пришлось скосить место под палатки ледорубами. Поставили палатки, разложили вещи. Саша тщётно пытался убедить Виталика зашить мешок для палатки, реммастер только достал иголки с нитками. Зашивать села Даша.
После ужина я, Наташа и Саша пошли гулять к водопадам и оказались по колено в растениях и спотыкались о камни. Иногда приходилось хвататься руками за карликовые деревья. Но водопадов мы всё же достигли. У первого нашли два комка снега. Мне сразу вспомнились великаны, играющие в снежки (по аналогии с великанами из Хоббита, как я теперь поняла, перечитав книгу). Один из снежков упал в этот водопад и так и не растаял. Мы по очереди подошли ближе к водопаду и ополоснули руки в ледяной воде. Во втором водопаде Наташа решила искупаться. Саша тактично отошёл, я же занялась съёмкой группы маков, пока не стемнело.
Обратно мы пошли, когда начало темнеть. Внизу в селение горели огни и периодически в нашу сторону светил прожектор. На небе загорелись звёзды. У меня началась лёгкая расфокусировка зрения – когда расстояние до объекта кажется дальше, чем на самом деле и пытаешься идти, ориентируясь на тактильные ощущения, а не на зрение. Саша нашёл нужную тропинку, по ней мы вышли к лагерю. Там уже приготовили чай и ребята любовались звёздами и общались. Мы присоединились к ним. Я записала последние события в блокнот. Во второй блокнот. И отправилась спать, постепенно разошлись и остальные.































































Leave a Reply