Дигория-Суган. Поход 2 к.с. — Путь хромающего летописца

Горные уроки
Дежурные нас подняли около шести. На завтрак по плану были супчики гала-гала, которые быстро готовятся, быстро съедаются и быстро расходуются, и козинаки. Сидя на пенке на сырой росе, пыталась согреться супом и горячим чаем. Когда стала грызть козинак, во рту что-то хрустнуло. Мне показалось, обломился зуб. Сообщила об этом Наташе. Подруга собирала кухню и делила продукты. Не прерываясь, наша стоматолог поставила диагноз – откололся кусок зуба, уже давно сгнившего, потому что родители в пять лет плохо чистили мне зубы. Закончив с кухонной утварью, Наташа проверила своё предположение и пообещала, что жить буду, но требуется коронка, а поставленная перед походом пломба долго не протянет.
На сегодня Юра запланировал полудневной переход. Путь лежал вдоль реки Геби-Дон по травянистому берегу со множеством валунов. Дорога постоянно петляла и поворачивала. Временами приходилось хвататься за карликовые растения, чтобы не упасть. На привале подъём показался одним сплошным ковром, но мы-то знали сколько там камней.
Около девяти часов увидели пустующий лагерь. Ребята порассуждали какой группе он мог принадлежать. Сошлись на мнении, что либо бауманцы, либо незнакомая группа. Когда мы растянутой вереницей приблизились к нему, из палатки высунулась девушка. Впереди идущие успели поздороваться, а потом она сказала что-то вроде «Я сейчас» и заперлась в палатке. Народ пошутил, девушка решила, мы утренние глюки, заперлась в палатке на все молнии, заколотила досками и повесила амбарный замок.
От лагеря мы поднялись на триста метров, время было половина двенадцатого. Там заканчивался травянистый склон, его заменяли камни. С левой стороны возвышалась гора Ростсельмаш, впереди расположись два моренных озера и река с мутной водой. Перед озером нашлись хорошие места для палаток. Даже частично выложенные противоветровыми стенками. Мы выбрали места и занялись расчисткой и укреплением стен – хотелось уменьшить количество камней, впивающихся в бока и убедиться, что ночью стенка не свалится на палатку. Растяжки для тентов закрепили с внешней стороны стенки, придавив достаточным количеством камней. Сырые вещи разложили на валунах сушиться, солнце как раз хорошо освещало стоянку. Не будь ещё ветра, можно и позагорать, но с ветром так просто не постоишь на одном месте. Хочется утеплиться. В озере вода тоже холодная, и купаться никто не спешит.
После обеда в час дня взяли кошки, ледорубы, ледобуры, верёвки, страховочные системы, каски и рации и отправились на правую сторону ледника Геби тренироваться. В лагере оставили Дашу, охранять вещи и зашивать ботинки.
Идти по снежнику и леднику в новых кошках оказалось слегка страшновато. Они хоть и сами избавлялись от снега и хорошо входили, но я боялась, что на следующем шаге они поедут. Придётся повышать доверие к хождению в кошках.
Мы выбрали освещённый солнцем участок ледника. По нему бежали маленькие ручейки, сыпались небольшие камушки, и лежал снег. Ребята разобрали ледобуры. Я воспользовалась возможностью побыть фотографом и начала снимать процесс обучения.
Сперва, расчистили место от рыхлого и мокрого снега. Ледорубы кто воткнул в лёд, кто повесил на себя так, чтобы он случайно не улетел к товарищу. В расчищенный лёд уже вкрутили ледобур. Из верхнего отверстия вышел ледовый керн, и особо смелые попробовали его на вкус. Вкрученные ледобуры испытали на прочность, прицепив карабин и повиснув на нём. Точка выдержала. Если рядом с точкой не класть что-то тёплое, она может выдержать до часа.
Второй этап занятия состоял в создании станции из двух точек. Вкрутили недалеко друг от друга ледобуры и на карабинах к ним подвесили петлю. Испытание вновь прошло успешно.
Третий и последний этап обязательной программы состоял в создании проушин. Ледобурами сверлились два отверстия под углом в 45 градусов к склону навстречу друг другу. В полученный туннель вставлялась и проталкивалась верёвка с использованием проволочных крюков. Для нас этот опыт попытался закончиться плохо – тонкая верёвка не желала вылезать с другой стороны даже с помощью крюка. Решили попробовать десятку, вот она уже пошла правильно и выбралась с другой стороны. Завязали на верёвке булинь, и Виталик попробовал повиснуть. Реммастера вовремя подхватил стоящий позади Юра, аукнулся не завязанный контрольный узелок. Опыт пришлось повторить, но уже по всем правилам с контролькой, и на этот раз верёвка выдержала. Такая проушина может вполне полчаса просуществовать и дать спуститься вниз группе.
Пока занимались с Геби-Бартуя спустилась группа людей. Я увидела их первой, показалось, что спускаются не с перевала, а прямо из горы. Юра заметил, что, судя по их походке а-ля «я на лыжах», идут они без кошек. Связались с Дашей, предупредили, в шутку посоветовали приготовить ледоруб для обороны.
Вторую часть занятия посвятили трещинам. Прогулялись до трещины-пещеры. Она казалась голубой от света солнца, и с её верхней части текли ручьи. Другая длинная трещина была вертикальной. Для спуска в неё соорудили станции две станции и поделились на группы. Один из парней постоянно держал верёвку. Первыми полезли Виталик и Рита. Марго спустилась аккуратно, а Вит сначала провалился при перегибе, а потом намок, спустившись в водопад. Обратно первой выбралась девушка, а парень ждал, когда его будут тянуть. Вместо этого ему крикнули, чтоб вылезал. После реммастера полезла Наташа. Виталик попытался её направить, но после фразы «где я спускался», Саша попросил девушку туда не лезть. Не хватало ещё второго мокрого участника. На перегибе Ната всё же сорвалась, опять верёвка оказалась слишком длинной. Она перевернулась и ударилась каской об лёд. «Именно тогда я осознала, как мне нужна каска», — поделилась с нами медик, уже выбравшись из пещеры. Наташа развернулась и попыталась принять устойчивое положение, когда Виталик несколько раз её окликнул «ты стоишь?» Ответ мы не разобрали, и приятель решил действовать. «Стой на месте, мы тебя сейчас отвяжем», — крикнул Виталик. Наташа в этот момент держалась передними зубьями кошек за вертикальную стенку, а после сообщения реммастера захотела ещё кошки на руки, чтобы вцепиться ими. Она попыталась крикнуть, что делать этого не надо. Но её опять не услышали. Верёвка слегка ослабла, держал её теперь Саша, а Виталик перевязывал второй узел, так чтобы верёвка не могла сдвинуться вниз. Когда Наташе крикнули «готово», девушка успокоилась и занялась съёмкой водопада и внутренностей трещины.
В это время с нами связалась Даша. Она переволновалась и случайно сбила настройки, моей рации. Восстановив их, девушка сообщила – с перевала спустились спасатели и попросили передать Юре, что не довольны его поступком, и если мы хотим тренироваться, надо пойти на другую часть ледника, где нет вероятности схода лавины. И теперь Даша в лагере переживала, как бы нас не накрыло. Я на её месте тоже сильно волновалась, пока группа не вернулась в лагерь. Наш руководитель осмотрел склон. Снег лежал плотно, камни падать не спешили, солнце уже приблизилось к вершине и периодически пряталось за облаками. Решили, что можем ещё здесь помёрзнуть и дать спуститься Саше и Юре. Мы с Надей лезть не решились. Когда последние вылезли из трещины, мы разобрали станции и спокойно спустились в лагерь, где Даша уже поставила кипятиться воду.
Пока готовился ужин, Даша рассказала, что здесь без нас происходило. Она приготовила ледоруб на всякий случай, вдруг еду придётся защищать. Спасатели спустили и напрямик пошли чётко на Дашу. Один из них передал нарекания для руководителя – правый склон объявили лавиноопасным, а потом группа спустилась вниз к палаткам. Так что финансиста в лагере ждали тяжёлые минуты неизвестности.
После ужина все разбежались, кто спать, кто гулять. Я замёрзла и попыталась исполнить нечто среднее между танцами Блэйза и Алькор. Получилось явно не похоже, но зато я согрелась, добила ноги до состояния – хватит, а то свалюсь, а Саша по моей просьбе записал на видео. Когда мы с ним уже собрались разбегаться по палаткам, из моей вылезла Даша с пастой и щёткой. Я не сразу заметила от чего снаряженец так ехидно смеётся, а потом взглянула на палатку. Паста упала с щётки и белой гусеницей улеглась на краю тента. «Сейчас Антон увидит и прибьёт тебя», — тихо сказал Саша, пряча лицо в ладонях. В этот момент из соседней палатки вылез Антон, не обращая на нас внимания он прошёл мимо, а вскоре опять вернулся. Когда он залез в палатку, я, наконец, нашла влажные салфетки и вручила их Даше. Финансист как могла по максимуму оттёрла тент, но едва заметный след остался. Мы ещё немного посмеялись и разбежались по палаткам.
Кажется, перед сном Виталик заметил, что нож на ночь я кладу под голову, потому что с утра, когда Антон аккуратно подошёл к палатке и сообщил о завтраке, приятель заметил – это он осторожничает из-за близости оружия, вдруг проснусь злой.
Завтраками и собирались на холодном ветру. Саша попытался вымыть посуду в озере, в итоге заморозил руки, пришлось Наташе отогревать.
Системы надели сразу и кошки положили близко. Перед выходом сфотографировались.
Шлось достаточно легко, но всё же в своём темпе. Сначала двигались по камням, потом надели кошки и пошли по открытому леднику. Когда он перетёк в закрытый, сделали привал, чтобы дождаться Наташу. Во время ожидания мимо нас скатились пара крупных камней. Ещё один попытался атаковать нас. Юра скомандовал выставить рюкзаки и встать за ними, но камень остановился раньше. Когда Наташа поднялась, её спросили, готова идти дальше или нужен отдых. Рита добавила – видела ли она камни и хочет ли повторения. Ждать камнепада не хотел никто, и мы пошли дальше. Сильные участники пропили снег, остальные шли следом. Дорогу прокладывали траверсом и время от времени сменялись. В двух местах нашли скрытые трещины. Во вторую Саша ушёл по пояс – просто шёл следом за Виталиком и Марго и неожиданно провалился, повиснув на рюкзаке. Выбраться он смог сам и устроился на ближайшем валуне отдыхать. Будь на его месте я, Наташа и ли Надя, либо прошли и не заметили, либо провалились полностью. Сам перевал располагался близко от трещины. Преодолев последние метры, мы устроились отдыхать на камнях. Я, наконец, смогла завязать ботинок. Во время подъёма он развязался, и ботинок не слетал только благодаря кошке.
На перевале убрали кошки, получили витаминки. Забрали прошлогоднюю записку, подивившись, что здесь группа Виданова не отметилась. Юре пришлось некоторое время убеждать Дашу не идти за снежный перегиб, а сходить за камни. Настоять на своём получилось.
Пока Юра решал, как лучше спуститься, мы с Наташей посидели возле тура, отмеченного железным штырём, поснимали виды с перевала. Спуск по другую сторону казался весьма внушительным – много валунов, сыпуха. Спускаться мы решили по сыпухе, которая к тому же лежала на льду или была с ним смешана. Построили плотной группой и начали спуск. Первые утрамбовывали ступени. Благодаря им, для меня, Наташи и Саши спуск оказался легче. Но всё равно приходилось с силой вбивать пятку, держаться на валуны. Иногда камни сыпались вниз. Особо крупные приходилось придерживать, пока впереди идущий не отойдёт в сторону или кричать. Несколько раз народ срывался и немного проезжал, но сыпуху преодолели все. Спустились ниже и возле снежника устроились на привал. Попытались вскипятить снег для чая, но не дождались, лишь растопили его и размешали изотоник. Пока вода готовилась, Юра показал как съезжать по склону. Самые активные повторили, а самые смелые побегали босиком по снегу.
Выпив изотоник и освободив мне скороварку, отправились дальше. Сначала по снежнику, потом по большим валунам, где я сначала двигалась довольно быстро, но потом не так поставила ногу, ещё пару раз упала, и боль напомнила о себе. Темп пришлось снизить. За валунами мы поднялись на небольшой хребет, где собрались все вместе. Увидев группу с другой стороны, поспешили выйти на ледник и добраться к месту лагеря. Я, Наташа и Даша отстали и пересеклись с группой. Те спросили откуда мы и не видели ли группу из Иваново, ответили отрицательно и разошлись. На горизонтальном леднике надели кошки. Ледник хоть и был более-менее горизонтальным, но зато фактурным – с холмами, впадинами. Пару раз я навернулась после чего испугалась преодолевать речку и попросила Сашу немного подождать. Преодолела её нормально. На другой стороне сняли кошки и полезли по валунам наверх. Все убежали вперёд. А у меня разболелись сильно ноги, так что пришлось ещё снизить темп. В голове крутились мысли о дядюшке. Спорила с ним и жаловалась на своё состояние. Не знаю, добрались ли до Блэйза мои мысленные вопли, или нет.
Когда я поднялась наверх, увидела разложенные вещи и Дашу с Виталиком в озере. Остальные собирались идти туда же. Мне же хотелось разгрузить ноги. Я спустилась к стоянке, сбросила рюкзак. Дальше села на землю и стала очень медленно и аккуратно снимать ботинки, чтобы меньше беспокоить. Из-за них настроение было плохим. В качестве успокоительного принялась зашивать веши, пока не расплакалась от усталости.
Зато после обеда настроение сразу приподнялось, хотя исследовать я не пошла – ноги всё ещё болели, и хотелось их к утру успокоить. Наташа и Саша пошли вдвоём. Я занялась починкой фонариков. Виталик отслеживал время, чтобы вовремя заняться ужином.
Время подошло раньше, чем я закончила штопать. Так что я то штопала, то делила продукты и засыпала еду в котелок. А перед этим связалась по рации с ребятами и Юрой на том берегу, который взял третью рацию, и сообщила про ужин, так что они успели прийти как раз к его началу. Пока народ не подтянулся, Юра с Виталиком воспользовались этим и переложили из своих кучек с карманным питанием конфеты в другие. Когда раскладывали чечевицу с мясом, Антон обнаружил у Нади лишний кулёк конфет, мне пришлось обойти всех и раздать нычку. Причём наши нелюбители сладкого отказались от конфет в пользу меня, Наташи и кого-то ещё, не помню.
К темноте я закончила штопать фонарик. Выпили второго чая и разбрелись по палаткам. Мне даже не дали дописать отчёт. Завтра предстояло покорять последний категорийный перевал.






















































Leave a Reply