Подготовка к ПСР

Вчера я была пострадавшим… два раза. В первый раз с руками — меня тянули наверх, а я «шла» по отвесной скале, иногда помогая руками, чтобы не биться об выступы. Второй раз меня поднимали в бессознательном состоянии на спине Виталика. В процессе подъёма пострадавший ожил и начал ныть, что ноги пережало — было ощущение, что спасатель висит на мне. Заодно система пережала бёдра — в турклубе эту самую дешёвую беседку сторонятся именно из-за свойств врезаться в тело. Когда Виталик подтянул верёвку, стало легче висеть, но трясло от перенапряжения меня после этого долго.
После обеда пришлось жумарить. С первой попытки плоховато, руки тряслись и давно не лазила. Зато жумару теперь доверяю больше. А вот дюльферять плавно я пока не научилась. То есть на более-менее пологом склоне это получается, а на отвесном спускаюсь рывками.
Когда пострадавшим назначили Аню — наш полиспаст застопорился. Сила трения оказалась слишком сильной, так что Антон балансировал на одной ноге с Аней на спине, пока мы сначала самостоятельно, а потом с помощью инструктора пытались их поднять. В итоге Вит сбросил часть верёвки, чтобы её пропустили через карабин у «вишенки». Я в это время продолжала отходить от роли пострадавшего и висела на самостраховке, крепко держа страховочную верёвку. Особенно, когда пробовали разобрать полиспаст.
С последней парой таких проблем не возникло, Вита и Наташу подняли быстрее. Мне в это время работы не нашлось, так что я сидела на дереве и фотографировала поднимающихся, спасателей и закат.
В последний вариант — рюкзак я не влезла благодаря маминой куртке. Так что его надели на Свету, застегнули и показали как переносить пострадавшего в рюкзаке.
При заходящем солнце мы вернулись назад к машинам, где инструктор обнаружил севший аккумулятор. И отъезд затянулся на час. Домой я прибыла в половине двенадцатого и сразу рухнула спать. И до сих пор до конца не проснулась. А тело болит сильно.
Да, хочу личный жумар, причём современный, а не СССРовский.

Leave a Reply