Дигория-Суган. Поход 2 к.с. — Путь хромающего летописца

К райским полянам
Записи за тот день гласят, что Виталики выдворили из палатки в половину пятого утра ставить каны. Я выбралась позднее, но до того как вода начала кипеть. Засняла рассвет и принялась делить сухари, щербет. Первых оказалось неровное количество, так что я радостно не доложила себе сухарь.
После завтрака довольно быстро собрались и пошли дальше по пути, который нам показал Саша. Мы старались идти близко друг к другу, но получалось плохо. Я пожалела, что сегодня решила последовать примеру остальных и не надевать каску. Камни сверху на меня не сыпались, но зато они шатались под ногами и гремели где-то за изгибом. В какой-то момент от нас отстала Даша. По её словам она пару раз сорвалась с подвижного камня и проехалась вниз. Ожидая её, мы устроили привал в паре шагов от водопада. Я отцепила от рюкзака свою чёрную старинную каску, чтобы надеть, как только двинемся дальше. В этот момент за спиной раздался сильный грохот. Мы дружно обернулись, но ничего страшного не увидели. Хотя воссоздать картину труда не составило – река, падая вниз, размыла стену, и та периодически падала вниз, причём достаточно большими кусками. Уловить момент падения трудно, хотя за двадцать минут они откалывались раза три, а то больше.
Когда пришла расстроенная и злая Даша, мы отправились дальше, помогая ледорубами – стенка была довольно отвесной и почти без выступов, в одном месте Юра меня подтягивал за руку – оказалось страшновато тянутся к следующей опоре.
И вот склон закончился, и мы вышли на пологую площадку среди камней, где надели очки, системы и каски, а так же немного погрелись на солнышке. Немного прошлись до крутого ледника, там надели кошки и отправились дальше. В новых кошках я шла увереннее, но систему до этого сильно утянула, так что она за прошлый переход натёрла бедро и теперь продолжила свои издевательства. К ней присоединились мышцы, не понимающие, почему подниматься надо именно в таком положении, так что я в какой-то момент вновь отстала. Как только ледник стал положе, и ход ускорился. Потом лёд сменился снегом. Я то и дело вглядывалась в него, подозревая на наличие трещин.
Привал устроили около большого валуна. Там собрались вместе, доставили верёвки и связались. Наша связка должна была идти последней. Первой решили поставить Наташу, последним Сашу, меня посередине. Пока отмеряли длину верёвок, выяснили, что у снаряженца нестандартный метр, медик предложила назвать его горным.
Под предводительством Наташи мы шли до первой трещины, после неё решили поменять ведущего. Юра, увидевший картину замены, поинтересовался, не стоим ли мы не трещине. Успокоили его, что находимся выше.
Пока поднимались, мои ноги вспомнили о травме и начали бунтовать. А Наташа устала так, что несколько раз падала, и нога у неё тоже разболелась, кажется та, по которой она заехала кошкой при предыдущем подъёме в связках. У последнего рывка перед перевалом нам пришлось некоторое время ждать пока дорога освободиться. Подруга за это время выпила лекарство.
Когда путь освободился, пришли по снежному гребню и спустились на перевал. Спускались по всем правилам – выдавая и убирая верёвку. На камнях сняли кошки, убрали верёвки. Пройденный гребень ниже выглядел довольно опасным с чёрным подтаявшим снегом и, наверняка, с трещинами.
Пока отдыхали не перевали, посидели на краю, поболтали ногами над обрывом. Когда отдохнули, двинулись дальше, по сыпухе плотной группой. Камни то и дело летели из-под ног. Впереди идущие делали ступеньки, позади идущие ими пользовались. Потом начался снежник, где мы достали кошки. Я забыла перед ним надеть очки, пришлось просить Наташу достать их из клапана. Вокруг всё резко потемнело, но не надолго, я быстро привыкла к приглушённому свету.
Вот снежник сменился камнями. Путь надо было выбирать аккуратнее, чтобы не поехать вниз. Один раз Наташа случайно надо мной спустила кучу камней, я резво отпрыгнула за валун, за что получила ехидное замечание сверху – «Юля спускается медленно, но когда на неё летят камни, она передвигается очень быстро». Но лучше эту теорию не подтверждать.
На привале я увидела другую картину. Группа разместилась на камнях отдыхать, а Виталик пошёл за водой к бьющему ключу. Когда он уже набрал воду и пошёл назад, за его спиной в отдалении с горы грохнулся валун больше человеческого роста. Все заворожено смотрели, что там будет. Реммастер посмотрел туже и потом не выдержал: «Это не я. Что вы на меня так смотрите?» Во время обеда, камни со склонов падали ещё несколько раз.
На обед я делила колбасу и печенье. Компаньон в это время подбивал отрезать дежурным кусочки побольше, но предложение не получило поддержки, и всем достались одинаковые куски.
Спуск дальше сначала был пологим, а потом стал круче. К нему прибавился дождь. Мы сначала спрятались под накидки, а когда спустились к валуну между двух рек, решили там остановится. Рюкзаки разместили на валуне, сами встали рядом и растянули тент с помощью рук и палок. Шёл ливень, гремел гром, падал град и бил по открытым, случайно, частям тел, как разряд электричества. А мы мокрые и замерзшие жались друг к другу и пытались согреться, надеясь, что дождь закончится.
Он услышал наши мольбы, и прекратился. Минут на пять. А потом снова зарядил, но уже без града. Через непродолжительное время дождь закончился, тучи быстренько собрались и убежали вниз. Мы за это время собрались, поднялись чуть выше, где по снегу перешли реку, попрыгали по камням, преодолели несколько речушек и поднялись на террасу, по хребту которой продолжили путь. По нему мы выбрались к горному озеру с лазурной водой. В него впадал водопад, пересекал его и бежал дальше. Питаясь ледниковыми водами, озеро оставалось холодным. На берегу этого горного чуда мы устроились на ночлег. Поставили палатки, разложили вещи сушиться.
Поужинали в этот вечер мы рано. После него Саша, Наташа и Виталик ушли гулять, я села писать отчёт и дала отдых ногам. Рита, Надя и Антон начали что-то готовить в скороварке с использованием спирта и ягод. Глядя на них, я почему-то вспомнила дядюшку.
Когда солнце зашло за гору, стало холодать, но согреваться интенсивными ритуальными плясками я не решилась, ноги возражали.
Во время питья чая мы напугали Сашу громким окликом. Он проходил где-то в метро от Наташиной кружки, и после этого она опрокинулась.
Ночью Даше снились кабаны и чёрный альпинист. Они залезли в сумку с едой и водили рукой по палатке. И утром она долго не могла найти свой тапочек, который был случайно вынесен из палатки.
Подъём нам устроили на два часа позже, чем обычно. Мы неспешно собрались и отправились вперёд по морене. Сначала вниз по склону, потом по довольно пологому участку. На склоне я несколько раз выбиралась не очень удачные точки и проезжала. Перед очередным привалом, спеша к нему, я очень «удачно» пнула правой ногой круглый камешек диаметров сантиметров двадцать, так что он ударился ровно в левую ногу. На привале смазала синяк и засыпала к себе смесь из баночки с «ядом».
Дальнейший путь по тропе был прямым, но с камнями, о которые я периодически спотыкалась, ноги намекали, что лекарство им уже не очень-то помогает. Наташа несколько раз помогала мне подняться на валуны. Таким образом, мы добрались до реки, которая залила тропинку. Юра убежал смотреть, как обстоят дела с тропинкой, уходящей ввысь, и вскоре вернулся, сообщив, что путь есть, и надо надеть системы.
На кусте ребята закрепили верёвку и начали спускать по одному. Я шла последней из девушек. Пока ждали, сидели на наклонной площадке, похожей на асфальт. Когда я пошла спускаться, Саша заметил, что с прусиком я могу перевернуться, как Даша передо мной. Показала ему, как спускаться, чтобы не переворачиваться. Хотя до плавности движений мне ой как далеко, но зато без переворотов.
Внизу собрались, прошлись немного и утроили привал на обед. Пока одни готовили, другие купались в реке. Наташа меня тоже туда затащила – купаться в ледяную воду. Но перед этим пришлось прогонять жирного оранжевого паука, которого увидела Наташа, а я случайно смахнула с руки. Проведя немного времени в воде, я поняла, почему папа не купается в горных реках – мне свело ступни. Пришлось срочно лезть греться на камень.
После обеда, я сначала отстала, а потом нагнала группу – они принялись есть чернику. Я, Наташа, Саша, а позже ещё и Надя ушли вперёд. Кругом росли деревья, разные высокие травы, виднелись валуны.
На перекрёстке мы остановились ждать остальных. Саша заметил на другом берегу стоянку охотников со столом, лавочками и брёвнами для будущего навеса. Подошедший руководитель повёл нас как раз к ней, через мост над бурной рекой, по тропинке. Там возле валуна мы бросили вещи. Немного отдохнули и поснимались на валунах и на красивых фонах. Посмотрели на соседний склон, кажущийся отсюда неприступным и сыпучим. Потом оставили Виталика и Дашу охранять вещи и собирать грибы с черникой, а сами отправились смотреть ледник Караугом, а так же искать райские поляны, где есть место для ночлега, вода, черника, грибы… Поднялись наверх к обрыву за соснами и травой. Оттуда открыла вид на долину Караугома. Осыпные склоны, лазурные озёра, ветвящиеся русла реки, ледник бежевого и бордового цветов с вкраплениями белого и небесными гротами, водопады на верху… Юра то и дело отгонял особо любопытных от края. Полюбовавшись на ледник, мы отправились наверх по тропе, останавливаясь в черничных и красивых местах. Несколько раз с нами связывался Виталик, уточнял, как дела и не собираемся ли домой. Чем выше мы поднимались, тем сильнее росла уверенность, что с рюкзаками мы сюда уже не пойдём, тем более что завтра всё равно идти обратно к мосту. А потом стало ясно, в этом направлении райских полян нет, решили, что оные как раз там, где мы оставили Дашу и Виталика.
Полюбовавшись на ледник и горы, мы решили возвратиться. Ещё и тучи позли, намекая на небесный подарок.
На обратном пути любители тихой охоты отстали, а мы с Сашей ушли вперёд – он торопился на дежурство, меня просто не прельщал сбор урожая.
В лагере Виталик и Даша уже сварили компот и достали еду до которой смогли добраться. Саша почти сходу занялся ужином. Я немного помогала, параллельно делая записи.
Пришедшая Наташа, ожидая пока появится необходимость что-либо делать, требовала, чтобы ей натянули качели на дереве над пропастью. Еле-еле разубедили.
Ужин у нас в этот вечер был царский. Сначала компот, потом рис с пеммиканом, потом грибы, приготовленные Дашей. Особо бесстрашные ещё и вторую воду от грибов выпили. Дождавшись пока Саша исчезнет на длительное время, подписали ему открытку, а потом Виталик пошёл смотреть, где мы гуляли, пока не стемнело.
Когда стемнело, подоспел чай. Около импровизированного мусора уничтожителя видели мышей, чьи глаза засветились под светом фонарика.
После чая разбрелись по палаткам. Ночью мне сказалось дневное купание – ногу свело судорогой, но быстро отпустило, я даже не пикнула.










































Leave a Reply