Киргизский хребет. Поход 3 к.с. — Проверка прочности


После обеда дождь. Неужели?
На природе организм привык быстро восстанавливаться и просыпаться. Это никаким образом не влияет на подъём, я смогла приучить его засыпать дальше и ждать официального подъёма. Лень, холодное утро, плохая погода мало располагают к подъёму.
Вот и 14 июля я очнулась сначала в пять часов по местному времени, потом в семь — хорошо, когда часы на руке с подсветкой. Во второй раз меня разбудил дождь, весело стучащий по тенту. Следом зашевелилась соседняя палатка — наступило время подъёма дежурных, но вместо звука раскрывающейся молнии, я услышала голос инструктора «Спим, пока дождь не кончится».
Подъём в итоге отложился на час или полтора. Когда мы собрали вещи в нашей палатки и собрались вылезать, Вит сказал не разбирать палатку — небо хмурится и снова может начаться дождь. Мы вытащили вещи на улицу. Свои непромокаемые мешки я спрятала под пенку, намереваясь чуть позже запихнуть всё в рюкзак для экономии места.
Не успели мы сесть завтракать, как дождь стал накрапывать, совсем не сильно, но грозясь подмочить вещи. В итоге после завтрака мы все снова попрятались в палатках. Я к тому времени уже упаковала рюкзак и использовала его как подушку под голову. Недолго, правда. Минут через пятнадцать лежать в палатке на коврике стало холодно, пришлось достать флиску из мешка с одеждой на самом дне рюкзака, благо молния спереди позволяла это сделать.

Распогодилось только к одиннадцати. За час мы собрались, ликвидировали следы ночёвки и набрали воду в бутылки, примерно по три литра каждый. Дело в том, что дальнейший наш путь лежал наверх к перевалу 30-летия Омского турклуба. Реки в той стороне отсутствовали, и где-то два дня мы оставались без источников. Предполагалось, что двадцати литров воды нам хватит на это время, чтобы готовить пищу, а остальное будет использоваться в пути. Я в свою бутылочку на 0,5 литров сразу досыпала немного регидрона, выданного медиком. В горных реках почти совсем нет микроэлементов, так что приходится добавлять их вручную.
Белый порошок быстро растворился в воде, от чего она приобрела солоноватый привкус. Пакетик с регидроном я спрятала в сумку на поясе вместе с блокнотом и ручкой.
Перед выходом в путь я ещё приняла лекарство. Только вчера, хотя мне казалось уже давно, нога болела от тяжёлой ноши, и сегодня вес рюкзака вырос на целых три килограмма. Так что во избежание боли я выпила нимесил.

Идти нам предстояло по тропе, медленно забирающей наверх, среди высокой травы и камней. Такие дороги для меня получаются самыми тяжёлыми. Я сначала пробовала держать темп, но после первой остановки сдалась и пошла предпоследней. За мной шёл только замыкающий. На такую роль выбирают сильных участников, способных в непредвиденном случае довести человека до группы или оказать помощь, а потом привести подмогу. В остальное время, как мне говорили ребята, они просто прогуливаются. Это да, с моей скоростью как раз для замыкающего неспешная прогулка выходит.

От группы я отстала порядочно, что немного нервировало — отдых будет короче. Может проблема и в другом, но мне кажется, что на таких тропах народ разгоняется, потому что идёшь и идёшь, набирая высоту, и не надо прыгать, я же продолжаю идти в том же темпе. Мне же тяжело даются подъёмы по тропе, даже на том же велосипеде не на каждую возвышенность заберусь. Спасут меня только тренировки.
А тропа между тем прошлась мимо деревьев, рассекла заросли низкорослых растений и серпантином побежала наверх, иногда исчезая. Выше мы увидели несколько лошадей возле камней. Последили за ними — не хватало ещё получить камнем по каске. Животные убежали в другую сторону, не захотели выходить на осыпь.

Трава сменилась крупными камнями, некоторые шатались под ногами. Мы двигались траверсом — в одну сторону, в другую с небольшим набором высоты и следя, чтобы под нами не оказывался другой участник.

Солнце несколько раз выглядывало из-за туч, согревая во время привала. Мы отдыхали прямо на камнях, подпирая рюкзаки собой или крупными валунами. Под ногами далеко вниз круто уходил склон, но боязни упасть не было. Если смотреть наверх, кажется нет конца и края, и путь наш будет бесконечен. Сыпуха сменится травой и кустарниками и так и уйдёт далеко в небо.

По другую стороны реки, лентой извивавшейся внизу, из-за зелёных склонов виднелись снежные перевалы и пики.
Немного отдохнув, мы шли дальше. У меня к этому времени забрали большую часть воды, оставив только то, что может пригодится на переходе. Так что путь для меня стал легче.
Антон вёл нас по едва заметной тропе среди камней. На небе вновь появились тучки, начал моросить дождь, намекая на весёлый подъём. Приближалось время очередного привала. Вит поставил перед группой вопрос — отдыхаем или идём дальше. Я попросила отдыха, Аня продолжить путь, чтобы не подниматься по мокрым камням. В итоге мы продолжили подъём. Дождь, как и ожидалось, усилился, пришлось надеть накидки и куртки. Я последнюю надевать не стала, в ней душно, да и моя одежда сохнет довольно быстро.
Крупные частые капли охладили меня, дышать стало полегче, а вот камни могли стать скользкими, но я старалась не думать об этом.
Штурман вывел нас на тропинку среди огромных камней. В этот момент пошёл град. Он отбивал барабанную дробь по каскам, лупил по рукам и грозился заморозить. Мы посовещались и остановились переждать его. Прямо на тропе, не снимая рюкзаки, встали и замерли.
Я выдержала пару минут. После, стуча зубами, попросила инструктора подержать рюкзак, чтобы не улетел, и достала дождевик. Стало теплее и не так больно
Дальше пошло ожидание. Представьте себе вереницу из десяти туристов на тропе, которая серпантином идёт наверх между камней. Ширина дорожки — на две ноги, не больше. Все стараются отклониться к склону, чтобы случайно не соскользнуть. Проходят минуты, ребята начинают замерзать, град вроде бы становится тише. Наконец, мы решаем продолжать путь, хотя склон стал травянистым, но ждать дальше — сильнее мёрзнуть и увеличивать вероятность того, что трава будет скользить. Первый идут дальше, пробуют залезть на валун. Там образуется пробка. Антон кричит «хвосту»: Виталик, попробуй через тот камень залезть, кажется там проще. Снаряженец кивает, и пробует второй вариант. Он-то залезает, а мне следующей то ли следом за ним, то ли через одного тяжелее. Не могу подобрать опору. Зову Виталика и протягиваю ледоруб. Он хватает и вытягивает меня наверх, и остаётся помогать.
Я иду дальше. Впереди трава с маленькими камнями. По ней поднимаешься как по ступеням. Находишь точку опоры — выступ или выбитая впереди идущим маленькая площадочка шириной как четверть ботинка. Встаёшь, переносишь ногу на следующую, одновременно опираясь ледорубом о склон. О падении ее думаешь, некогда и не верится в его вероятность. Странно, но это так.
Первый рубеж достигнут, мы со штурманом оказываемся на гребне. Антон идёт вперёд, пробует спуститься, но отказывается — слишком опасно. Идём прямо. Нас нагоняют другие участники группы. В какой-то момент при сверке карты оказывается, мы поднялись не на тот склон. Не помню, кто это сказал, то ли Вит, то ли Антон. После инструктор добавил, что подъём там намного хуже.

Дождь закончился, выглянуло солнце. Решаем устроить привал на ближайшем подходящем месте. Оно почти сразу же обнаруживается чуть выше по склону. Занимаем его и сразу же лезем переодеваться и сушить вещи. Общим голосованием решаем так же приготовить чай, чтобы согреться, и съесть обеденное сладкое.
Отдых длился около получаса или больше. Вещи за это время успели подсохнуть, а мы отдохнуть. Когда задул прохладный ветер, пришлось собираться, не то снова набегут тучи, а ставить здесь палатку некуда.
Дальнейший подъём проходил на травянистому склону. Мы поднимались «змейкой», виляя через короткие промежутки, именно так, а не в лоб легче подниматься. Опоры под ногами были совсем узкими, я пригибалась ближе к склону, готовая схватиться за него свободной рукой. Неправильно? Инстинкт не переубедить.

Мы дошли до сыпухи. Вит огляделся и побежал через неё на разведку. Вскоре он махал нам идти навстречу. Аккуратно друг за другой, стараясь как можно меньше камней сталкивать вниз, мы перешли на другую сторону. Там ребята убежали вперёд к месту ночёвки, а мы со Светой отстали. Два Виталика бросили рюкзаки, и вернулись за нами, чтобы разгрузить. Снаряженец по дороге собрал дикого лука и вручил его мне вместо рюкзака.

На седловине ветер дул почти не переставая и грозился спустить наши вещи со склона. Палатки раздувались как паруса, вот-вот взлетишь как Мэри Поппинс.
Когда мы уже прижимали бока палатки камнями, начался маленький дождик. Мы шустро закончили работу, и вместе с вещами спрятались в укрытие. Снаружи дождь усилился и активно стучал по куполу. Мы в тепле и сухости раскладывали вещи, стремясь очистить место для сна. Там, под дождём слышались голоса дежурных, бодрый и громкий голос Наташи возвестил о приближении раздачи каши и потребовал миски. «А ведь мы завтра дежурим», — сказал Рита. — «И нам так же придётся под дождём готовить, если он начнётся». «Тогда загадаем, чтобы завтра его не было», — ответила я.
Антон-финансист взял миски и кружки из нашей палатки и отнёс дежурным. Вскоре нам принесли их обратно. Вторым заходом доставили чай.
Стоило поужинать и поставить посуду на улицу, как дождь прекратился, отказался работать посудомоечной машиной. Мочить нас ему нравилось больше.

Дежурные возвестили о прекращении дождя и начале видео трансляции «закат за горами». Моя палатка дружно выбралась на улицу любоваться заходом солнца и мыть посуду. Ленивая же я протёрла миску и ложку влажными салфетками. Заодно и воду сэкономила.
А закат после дождя выглядел потрясающим.

Авторы фото Ю. Иванова, Н. Самарцева

Первая часть | Вторая часть | Третья часть | Четвёртая часть | Пятая часть | Шестая часть | Седьмая часть | Восьмая часть | Девятая часть | Десятая часть | Одиннадцатая часть | Двенадцатая часть | Тринадцатая часть | Четырнадцатая часть | Пятнадцатая часть | Шестнадцатая часть

Leave a Reply