Киргизский хребет. Поход 3 к.с. — Проверка прочности


На пути к Гюзели


С утра выглянуло солнышко и осветило нашу поляну. Но в чём ходить в лагере не понятно, ветра нет — тепло, дует холодно. Так и сидишь: то раскроешь куртку, то закроешь.

Пока готовили завтрак и собирали вещи, над горами в тумане летали чёрные птицы. Они сбивались в стаю, дрались, кричали на своём языке. Таких звуков я раньше не слышала. Потом отдельные птицы садились на землю недалеко от нас. Прыгали среди камней и травы, искали что-то.

Пока готовили завтрак и ели его, нас продолжал преследовать запах бензина, словно вся кухня плотно пропиталась им, и теперь не отстираешь.

Разворачивая сладкое на завтрак, Антон поинтересовался, что за медведи в гробах. Действительно, Барни после сжатой скотчем упаковки и поездки в рюкзаке превратился в отпечаток медведя со смутно обозначенными конечностями. Ещё внутри упаковки лежит он на бумажном поддоне, чем не гроб.

Собрались в путь. Нам предстояло спуститься вниз к Джеламышу и идти вдоль него до ледника. Дорога выглядела лёгкой — невысокая трава и редкие камни, но между тем я и ещё пара человек по пути оступились. После этого с горки я спускалась осторожно и медленно, шла третьей или четвёртой, а в итоге угодила в самый конец.

Первый привал мы устроили на границе насыпи, обрывалась в этом месте она резко — камни, камни, а потом зелёная трава с цикорием. Пока отдыхали, я подклеила свой старый ксивник, не успела сменить его на новый — в магазине оказались одни большие, такой на грудь не повесишь. У меня отцовская привычка самые важные документы на себе носить в походе, около сердца, вместе с фотографией близких подруг

Дальше тропинка проглядывала более явно, мы по ней и пошли. В долине местность стала оживлённее. Встретили пастуха, перекинулись с ним парой фраз. Возле реки паслись лошади, вдалеке — коровы. Среди камней ребята заметили суслика, он просвистел и скрылся до того, как я успела включить фотоаппарат. Возле тропы Вит нашёл большое чёрное перо и торжественно отдал его летописцу. Аня спрятала подарок под клапан, заметив, что это традиция — собирать в походе перья. Моя мама тоже привезла из Киргизии перо, орлиное. До сих пор у отца на кухне стоит.
Пока сидели на привале, сбежались тучки.
Мы поднялись и пошли дальше. Когда трава сменилась камнями, начался мелкий дождик. Спрятались под плащами, рюкзаки под накидки. Но штаны у меня всё равно промокли, дождь лупил и сверху стекало, а вот куртка из декатлона неожиданно оказалась действительно не промокаемой.
Пересекли реку по камням, дальше подъём.
По скользким валунам, опираясь руками в мокрых перчатках, мы забрались на холм. Здесь дождь закончился, а впереди его и не было. Штурман нашёл место на солнце, где мы устроились ждать остальных. Инструктор с замыкающим сильно отстали, не к добру это.
Пока ждали, я сняла с себя промокшие вещи и надела флиску. Хотя солнце греет, но ветер прохладный, замерзнуть можно.

Расположились мы в красивом месте. Слева горный хребет напомнил мне спящего дракона. Не зря же драконы присутствует во многих историях связанных с горами. Посмотрит человек на такую цепь и представит гигантского ящера, хранящего клады.
Подошедший руководитель выглядел неважно, заболел, но температуру ещё не мерил. Решили пройти дальше, пока он может и встать возле ручья. Нам по плану сегодня дойти бы до ледника, но это как получится.

Мои вещи не успели просохнуть, солнце скрылось за тучами. Так что Вит после непродолжительного отдыха объявил подъём. Собрались, пошли вдоль реки по тропе, как раз мимо длинного спящего дракона. Дорога привела нас к моренным валам. Из-под ближайшего к нам проглядывали два языка, то ли лёд, то ли снег. Штурман сверился с картой, здесь должен начинаться ледник, но его не видно. Дождались руководителя, тот показал на языки и заметил, что ледник может быть скрыт мореной.
Дальше путь лежал по моренному карману. С одной стороны возвышался хребет, справа валы, а внизу журчал ручей. Мы прыгали с камня на камень, перелезали, обходили по насыпи, стараясь спускать как можно меньше камней. Я неожиданно оказалась третьей. Мне нравилось двигаться вот по таким камням, давалось как-то легче того же серпантина.
На небольшой полянке у ручья, спрятавшись от ветра за камнями, мы устроили привал, и стали решать, как нам быть дальше, остаться тут около воды или пройти ещё. Выбрали — отправить разведчиков. Они вскоре вернулись, предложив нам пройти вперёд и подняться на морену, где есть площадка для палаток и озеро.
Дорога туда оказалась не простой. Сначала мы шли по камням, потом начали подъём по сыпухе. Она активно ползла вниз, грозясь унести за собой. Мне это показалось похожим на игру, где за короткое время надо преодолеть участок. То есть ты с одной стороны пытаешься сделать ступеньку на склоне, утрамбовывая камни, а с другой стараешься идти как можно быстрее, пока ступенька не съехала. Прибавьте к этому рюкзак-противовес и усталость от перехода. Но мы справились. Забрались наверх, установили палатки, переждали мелкий дождик и разложили вещи для просушки, готовясь их убрать при первом приближении тумана.

В стороне о лагеря начиналось понижение, где расположилось озеро, где мы мыли посуду, а некоторые купались.
Штурман с экологом собрали со всех бутылки, и спустились в карман морены за водой из ручья. Виту померили температуру, градусник показал не меньше 38. Срочно отправили его отдыхать.

Ужинали сегодня раньше, совместив обеденные колбаски и гречку с мясом. Прохладный ветер не давал насладиться отдыхом, загонял в тёплые палатки.
Перед отбоем Вит объявил — дежурные встают в пять, смотрят погоду, если хорошая, собираемся, нет — остаёмся на днёвку.
В пять утра я не услышала никакого движения. В шесть тоже, лагерь проснулся только к восьми. «Днёвка?» — поинтересовалась я у Риты, уже собравшейся вылезать. «Да, я рано утром слышала, как Вит объявил днёвку», — ответила девушка.
Днёвка, так днёвка, можно сил поднакопить и обувь высушить. Ботинки у меня всё ещё не просохли, зато одежду я смогла убрать в мешок. Ещё я обнаружила, что одни шерстяные носки греют намного лучше, чем носки, треккинговые носки и шерстяные одетые одновременно. Не помню, что это за закон, но в свободной и шерстяной одежде мне спится теплее, из-за воздушных прослоек. А вот что там могут пережимать или охлаждать несколько пар носков я сейчас не вспомню, но где-то про такую фишку слышала в школьные времена.

Я в этот день отогревалась почти до ужина в палатке, ребята играли на озере, где ветер не так дует, Вит пытался отоспаться после бессонной ночи, даже взял снотворное у Риты. Это помогло, к вечеру инструктор выглядел бодрее.

С утра мы не знали, когда сможем продолжить маршрут, вдруг и завтра Вит не сможет идти. И сколько дней нам придётся питаться едой, расписанной по часам. Поэтому мы в этот день специально отменили обед, заменив его карманным питанием с чаем. Последнего пока хватало.
Перед ужином, когда парни сходили за свежей родниковой водой, и мы все собрались возле кухни, руководитель провёл ликбёз о потреблении воды в походных условиях, сравнивая нынешние и средневековые, надеясь, что мы запомним и не отравимся водой, взятой из неизвестного пруда. Собственно, причиной было то, что половину бутылок наполнили водой из озера, и готовили на этой воде завтрак и обеденный чай. На ужин мы уже использовали родниковую воду. Дежурили я, Антон-финансист и Рита. В первый раз мы готовили его при солнечном тёплом свете, обдуваемые прохладным ветром.
Спать легли сразу после ужина — подъём запланировали на четыре, время темноты. Самое время, чтобы раньше выйти и преодолеть запланированный участок.

Авторы фото Ю. Иванова, В. Лапотников, Н. Самарцева

Первая часть | Вторая часть | Третья часть | Четвёртая часть | Пятая часть | Шестая часть | Седьмая часть | Восьмая часть | Девятая часть | Десятая часть | Одиннадцатая часть | Двенадцатая часть | Тринадцатая часть | Четырнадцатая часть | Пятнадцатая часть | Шестнадцатая часть

Leave a Reply