Киргизский хребет. Поход 3 к.с. — Проверка прочности


Пять верёвок за пять часов

Вылезать из спальника не хотелось совсем. Вдобавок, стоило мне слегка пошевелить лицом или дотронуться до него, в кожу сразу же впивались множество тоненьких иголочек.
«Болит», — поинтересовался Вит. Я кивнула: «Это из-за насморка, стёрла крем платком».
Сморщившись, я нанесла на больное место толстый слой помады, может хоть это убережёт меня сегодня.
Снаружи солнце ещё не осветило седловину. Ёжась от холода, мы начали укладывать замёрзшие вещи в рюкзаки. Я собралась одной из первых, и ожидала, пока соберутся Антон и Виталик из моей связки.
Ботинки за ночь замёрзли, и теперь были похожи на холодильник. Воображение рисовало мне отмороженные конечности в духе третьих пиратов, когда они плыли на Край Света.
Стремясь согреться, я начала усиленно махать ногами и руками. Антон оторвался от упаковки рюкзака и показал правильный взмах достойный гимнаста. Пытаясь повторить за ним, я чуть не растянулась на смёрзшемся и гладком снегу – место от палатки осталось ровное и накатанное.

Собравшись, мы по очереди стали спускаться с перевала. Сначала связка Вита, потом моя, последней – Наташина.


Снег на другой стороне перевала оказался таким же рыхлым. Мы делали ступеньки, и шли друг за другом вниз к солнцу. По дороге даже стало жарко, хотя передвигались мы не очень быстро, успевая фотографировать и любоваться снежными склонами, а ещё шуметь. Вит сначала пытался голосом остановить наши разговоры, потом знаками, а, в конце концов, написал крупно на снегу «НЕ ОРАТЬ». Действительно, обманчиво спокойные склоны таили опасность, с них в любой момент могла сойти лавина. Пару раз мы наблюдали небольшие камнепады и слышали журчание воды. Приходилось поторапливаться, никто из нас не хотел проверять, что будет со снегом, когда солнце его ещё больше растопит.

В половину одиннадцатого добрались до перевала Алтын-Тор Западный. Отцепились от верёвок, свернув их в бухты. Ребята нашли перевальную записку группы из Красноярска, которые были в этих местах в 2009 году. Сменили их перевальную записку на свою.

Пока мы отдыхали, Вит показал нам состояние склона, запустив в него снежок. Под нами сразу же сошла небольшая лавина, за которой мы наблюдали из-за скалы. Ребятам развлечение понравилось, и за считанные минуты вниз спустилась часть снежного склона. Не только мы спускали снег, в стороне от нашего привала он сам скатывался по специальному жёлобу через определённые промежутки времени.

После отдыха, Наташа отправилась делать первую станцию на скале. Вит отдал распоряжения, и первым спустился вниз, делать вторую станцию. За ним пошли Никита с третьей верёвкой, Виталик. Следом спустилась я.

Снег на склоне рыхлый и глубокий. Дюльферяешь, перемещая замёрзшими пальцами узел пруссика ниже. Плавно не получается, верёвка то и дело норовит застрять в спусковом устройстве. Даже тормозить не приходится, наоборот, пытаешься пропихивать в «корзиночку». Рюкзак тянет вниз, система кажется лишком свободной, хотя ещё на склоне не давала разогнуться в полный рост. Беседка переживает ноги, грубая вентовская стропа снизу больно врезается в бедро. Пытаешься выровняться, встать. Вроде бы удаётся. Делаешь шаг вниз, пытаясь не дёргать резко верёвку — скалы не любят, когда их дёргают. Ещё шаг, снег проваливается, и ноги повисают в пустоте. Сидишь то ли на снегу, то ли на системе. Пробуешь вылезти, ногам упираться некуда, снег не держит, рюкзак тянет. Чувствуешь себя совершенно неуклюжим человеком. Переваливаясь и извиваясь, выбираешься. Часть сил потрачена, надо отдышаться и прийти себя, чтобы идти дальше. Вроде отдышалась. Смотришь вниз – где следы предыдущего. Идёшь по ним, аккуратно, насколько позволяет страховка. Рюкзак за спиной чутко реагирует на движения, лёгкий поворот, и он уже готов развернуть и впечатать в склон боком. Снег заваливается за шиворот, мокрые штаны холодят, ступни уже перестали чувствовать, только и понимаешь, что пальцы ещё шевелятся. В голове только отмечаешь неудобства, и продолжаешь ползти до станции, стараясь не проваливаться уж очень глубоко. Уже недалеко, станция совсем рядом, пара шагов и всё.
Когда я добралась до второй станции, где меня прицепили к следующей верёвке. Уже приближаясь к третьей, я начала осознавать, что моя верёвка держится на ледорубе. Нет, страшно не стало, я её не дёргала сильно, и станция не шаталась. Стало интересно, как оно держится в таком снегу.

На третьей станции места для расположения оказалось мало. Ребята помогли аккуратно встать за каменную полочку, так чтобы меня не шатало, и занялись подхватом следующих участников. Периодически мимо сползали камни от неаккуратных участников.
Третью верёвку закрепили ниже, она шла через два перегиба и скрывалась за скалами. Туда же последовательно скрывались и участники. На перегибах верёвка сильно натягивалась и тёрлась, намекая, что она не вечна.
Зато четвёртая станция оказалась удобнее, больше места, где стоять, хотя от верёвки до станции пришлось пройти, в том числе и мимо скользкого льда. От четвёртой станции верёвку забросили совсем в неизвестность. Антон пошёл туда на разведку. Спустя некоторое время, он крикнул нам, что верёвка свободна. Вит отправил меня.
Спуск по камням до перегиба. Там почти вертикальная стенка. Вспоминаешь уроки скалолазания на тренировке. Верёвки почти прижимает к скале, рюкзак пробует тебя развернуть. Из-под ног летят камни, чем ниже, тем больше. Быстро преодолеваешь последний отрезок и встаёшь на полку.

Антон ниже. Он пробует сделать станцию. Спрашиваю, куда мне прицепиться. Он показывает на крюк в скале, где уже прикреплён его рюкзак. Аккуратно, прижимаясь к скале, перехожу на полочки размером с мои ботинки, цепляюсь карабином за крюк и освобождаю верёвку. О чём сообщаю наверх. Антон в это время продолжает долбить по камню, пытаясь найти место для станции.
Сверху спускается Рита, за ней Аня. Обеих цепляю к крюку в скале – больше некуда. За Аней спускается Вит, приходит в шок от картины и сразу устраивает взбучку за то, что станции до сих пор нет, и за то, что мы все держимся на честном слове – дёрнись хоть одна из нас или рюкзак, вниз полетят все.
Руководитель отбирает молоток с крючьями, приказывает тем, кто наверху стоять тихо, и начинает делать станцию в скале, по которой мы спускались и где больше всего падает камней. Цепляет к станции верёвку, и отправляет первым Антона. После чего разгружает по очереди крюк, прикрепляя нас к нормальной станции.

По одному мы спускаемся до конца верёвки, а дальше берём ледорубы. С их помощью отходим ещё ниже, где вяжем связки, и дожидаемся Вита и Свету с третьей верёвкой. Мы страшно спускаться по склону даже по раскисшему снегу, приходится опять идти на три такта. Пока я спускаюсь, меня обгоняет Виталик. Наташа и Антон, стоя внизу чуть ли не матом кричат ему, чтобы достал ледоруб и перестал геройствовать — ниже и правее видна чёрная полоса трещины, а с ледорубом хоть зарубиться можно.

Собрались в связки и отправились по закрытому леднику к камням, петляя вслед за Витом. Связка Никиты, Риты и Наташи пыталась проложить свой маршрут, но Вит их развернул, сообщив, что вылавливание из трещин не входит в его планы.

Уставшие и замотанные, мы к пяти часам добрались до морены.
В полусонном состоянии я сняла систему и кошки, и плюхнулась на рюкзак. Хотелось лежать и пить, и больше ничего. Света выдала нам перевальный шоколад. Я заставила себя ещё поклевать сухофрукты из карманного питания.

После того как мы более менее ожили, спуск продолжился. К камням добавилась ещё и трава. Где-то вдалеке маячило лазурное озеро, к которому мы собирались спуститься.

До озера мы не добрались. В семь, выйдя на пологое место, решили устроить здесь лагерь. Вовремя. Как только мы поставили палатки, начался дождь.
Мы с Аней забрались внутрь и подготовили место для готовки. Я вручила Виту автоклав, и он побежал набирать воду. Дальше всё пошло по стандартной схеме – зажгли аккуратно горелки, закрывая стенкой огонь от палатки, поставили кан и автоклав кипятиться. В палатке сразу стало жарко и душно, заодно и одежда начала сохнуть.
Дождь несколько раз прекращался, но стоило Свете собраться выйти на улицу, как он начинался вновь, и так до конца дня.
После ужина мы привели палатку в нормальный вид и легли спать. Дождь ритмично стучал по палатке. Я ворочалась, разминая плечи, и надеялась, что завтра будет сухая дорога.

Авторы фото Ю. Иванова, В. Лапотников, Н. Самарцева, М. Борзунова

Первая часть | Вторая часть | Третья часть | Четвёртая часть | Пятая часть | Шестая часть | Седьмая часть | Восьмая часть | Девятая часть | Десятая часть | Одиннадцатая часть | Двенадцатая часть | Тринадцатая часть | Четырнадцатая часть | Пятнадцатая часть | Шестнадцатая часть

Leave a Reply