Киргизский хребет. Поход 3 к.с. — Проверка прочности

Как я попыталась стать свободной

Утром встретило нас солнцем и ясным небом. Обрадовавшись, я выставила все мокрые вещи сушиться на камнях. Тоже сделали и другие участники.

Мы не спеша собирались и гуляли по лагерю. В такой прекрасный день хотелось хоть немного отдохнуть перед переходом.
Я впервые в этот день решила последовать примеру Риты, и прикрепила мокрую одежду на рюкзак. Для чего мне пришлось использовать отрезки верёвки. С их помощью крепко привязала носки, штаны и футболку к рюкзаку. Позднее мне начало казаться, что рюкзак от этого стал тяжелее. Но тогда, с утра я этого не замечала.

В десять часов мы, наконец, вышли в путь. Сначала спускались по траве и камням. Не трудно, но неприятно и долго, постоянно приходилось смотреть под ноги, чтобы не упасть. Через некоторое время место стало пологим, да болотистым. С виду вроде поляна с кустиками и камнями, а наступаешь – по воде идёшь. Ботинки, не успевшие высохнуть, снова наполнились водой, ещё и хлюпать начали. Так я и шла следом за ребятами, убежавшими вперёд. Причём путь, по которому они шли отследить, оказалось трудно. Тропа то появлялась, то исчезала. Я сначала пробовала придерживаться, но потом мне это надело, и пошла прямо – всё равно ботинки мокрые. Пару раз пришлось даже сквозь кусты лезть – в обход дороги не нашлось, слишком топко.

Ребят я нагнала возле мутной речки, где они устроились в ожидании отставших. Самые ушлые, заявив, что там лечебная грязь, измазались в оной, и ждали пока высохнет. Я экспериментировать не стала, а пошла следом за инструктором. Не настолько я быстрая.

Речка привела нас к лазурному озеру, где мы устроили привал. Я даже убрала там подсохшую одежду, после чего у меня периодически интересовались –не улетела ли она с рюкзака. Успокаивала, что нет. Всё нас месте.

Озеро раскинулось между двух склонов. Лазурное, почти молочное, дно уже не видно возле берега. У нашего берега вода, конечно, почище – всю муть относит к другому течением. Издали казалось, что его можно только вплавь преодолеть.
Для отдыха мы отыскали возле озера место посуше, где не подтопило. Пока все собирались и отдыхали, я успела написать последние впечатления, а Аня сделала хронометрические заметки.

После мы по правому, каменному, берегу перебрались на другую сторону озера и продолжили путь. По камням здесь пробираться оказалась не так легко, и я снова отстала.

Дальше мы шли по валунам почти по самому краю возле бурно текущей реки – качнёшься в её сторону, сразу унесёт по камням вниз. Иногда перебирались сквозь кустарники. Чем ниже шли, тем гуще они становились. Потом появились грибы, на которые Вит сразу начал охоту и приспособил под них каску вместо корзинки.

Меня охота не занимала. Вот совсем. Даже сбор ягод и грибов не особо интересен. В голове же в это время бодро крутилась «Песня о Свободе» из «Острова сокровищ», разученная как раз перед поездкой. «Море волнуется раз, Билли считает мили, Сбился его компас, Веру в любовь убили…» Даже не знаю, позитивная песня или нет, исполняют в мюзикле её мальчик и призрак. Привязалась она ко мне и не отстаёт. Два из трёх куплетов помню и постоянно в голове прокручиваю и заодно думаю о том, что хорошо бы тётушку сводить в театр, когда вернусь в Москву. Главное, не «если…»
Вот такие мысли у меня были, пока мы искали брод через Аламедин. Только сначала мы до неё не добрались. Слишком густо зарос берег. Пришлось немного возвратиться и идти через реку Алтын-Тор. Выбрали место. Не широкое, с каменным дном и быстрым течением. Я как посмотрела на него, сразу мне стало страшно. По приказу Вита, спрятала все вещи в рюкзак – одежда к тому времени подсохла, её вообще в гермомешок поместила. Фотоаппарат и сумочку с тетрадью и карандашом наверх рюкзака под клапан убрала. Собрались мы на берегу, подготовились к броду – штаны кто снял, кто загнул. Наташа так вообще в купальник облачилась и сандалии надела.
Первым вброд пошёл Вит. Сбросив на том берегу рюкзак, он вернулся обратно в воду и стал помогать переправляться остальным. Пока стоял, чуть не потерял одну из палок – успели её выловить, когда к берегу прибило. Мне и так страшно переправляться было, а после этого ещё хуже стало. Но пришлось собраться. Закинула я на спину рюкзак, проверила, чтобы удобно сидел, и вошла в воду на камни боком, лицом к течению, ноги на ширине плеч, руки за ледоруб держатся, он третьей ногой работает. Страшно. Поставила ледоруб, стою вроде устойчиво, и сначала одной ногой шаг вбок делаю, потом другой, а сама трясусь – чуть не так, собьёт меня и унесёт, да ещё по камням. Как в воде быть нас не учили. И страховки с берега нет. Сделала я несколько шагов, и парни мне руки протянули. Схватилась за ближайшего, он меня и вытянул на берег.
Отошла подальше от воды. Бросила рюкзак и занялась сушкой ботинок. Они, конечно, так быстро не просохнут, но хоть немного влаги оттуда удалю. Выжала сначала носки, потом ботинки. Остальные кто купаться и голову мыть пошёл, кто отдыхает после брода.

Дальше мы отправились по тропинке между кустов. Она привела в очаровательное место, напомнившее японский садик. Вот так неожиданно среди Киргизских гор поляна, маленькие деревья, камень и речка. Красота умиротворяющая. Правда, в отличие от японского садика, киргизский весь болотистый. Идёшь по нему и хлюпаешь ботинками.

Недалеко от этого садика Вит решил переходить Аламедин. Конечно же, вброд, боком на три такта. Течение здесь казалось потише, река сама неглубокой, но очень широкой и с островками. Вит со Светой первыми пошли её преодолевать. Мы за ними с берега наблюдали. Как они дошли до середины. Сначала в одну сторону отправились, потом в другую, на островке рюкзаки разместили, места для переправы пробуют, их чуть не сносит. Смотрю я на них, и понимаю, что реку мне не перебраться. Утону. В голове продолжает напевать про то, что море – это свобода. Только страха смерти нет, есть просто страх переходить реку без страховки. С таким течением, с такой глубиной, с таким ледорубом…
Вит нашёл место для перехода, и вернулся, нас направлять. Наташа, конечно, первой к нему отправилась. В паре с Антоном, вроде бы. За Наташей Рита, а после я решила идти, чтобы дальше страху не нагонять. Для надёжности попросила Никиту идти рядом. До первого островка мы нормально добрались. Я всё больше уверилась, что подошва ботинок не скользит в воде.
Подождали немного, отдышались, и продолжили путь, где нам Вит с соседнего островка показал. Я иду первой. Аккуратно переступаю. Всё ниже наклоняюсь вперёд, чтобы установить ледоруб. И понимаю – вот-вот его снёсёт, слишком быстрое течение. Делаю шаг. Ледоруб не достигает дна, подгибается под меня. Я падаю лицом в воду. Течение начинает меня нести. В голове проносится «Не выберусь». Не учили нас с рюкзаком из горных речек выбираться. И без рюкзака не учили…
Проходит меньше минуты. Я чувствую, как рюкзак резко тянут в сторону, а потом поднимают. Каска сползает мне на лоб, её лямка начинает давить на шею. Пытаюсь вдохнуть, не получается. Каска давит, хочется голову опустить. Мне командуют – подними, дыши. Пытаюсь, кашляю, вытираю лицо руками. Жива, здорова, цела, но мокрая. Вся мокрая. С меня сняли рюкзак, осматривают. Наташа замечает «Я говорила, Юлю надо без рюкзака пустить». Я с ней соглашаюсь. Дальше идти страшно, хоть на островке до заморозков оставайся.

Виту такой вариант не понравился. Он взял мой рюкзак, меня, и повёл дальше вброд. Идём так же боком, выше по течению – я, ниже Вит, чтобы мне не так страшно было, и ловить, если я опять навернусь. На такой переправе лучше с палками переходить, нагибаться меньше, чем с ледорубом. Правда, мы до этого тогда не додумались.

Вит довёл меня до последнего островка. Рюкзак передал Свете, а меня Наташе. Так девчонки меня и мои вещи до берега и донесли. Сам Вит в это время вернулся Ане помогать переходить.
На берегу я первым делом полезла за одеждой. Заодно обнаружила, что рюкзак совсем не намок. Так лямки чуть-чуть подмочило. Даже не знаю смеяться или плакать от этого. Я вся мокрая, а вещи полностью сухие. Переоделась я в одежду, которую высушила, пока к реке шла, а мокрую повесила на рюкзак. После занялась осмотром ксивника. Он оказался плохо заклеенным. Паспорт слегка подмочило, больше досталось маршруту, календарику с фото и деньгам. Ксивиник пришлось разобрать, а бумагу из него положить в клапан сушиться.

Когда все отдохнули, а я отошла от шока, двинулись дальше по тропе. Теперь нам предстояло идти наверх вдоль Аламедина. Тропа оказалась очень хорошей, утоптанной, только вот шла она в горку, из-за чего мне было тяжело идти. Рюкзак будто в весе прибавил. Дыхание сбиваться начало. Так что стала я отставать от остальных.

Наверху, когда дорога пошла по пологой местности, нам пришлось перейти по камням реку. Я как её увидела – испугалась, но, заприметив камни, успокоилась. Ещё не отошла от падения.
На привалах я занималась мокрой обувью – выжимала носки, выливала из ботинок воду. Хоть мы и шли по сухому, за время брода её много скопилось.
Ближе к восьми часам мы добрались до места стоянки. Установили палатки, ребята занялись ужином, который впервые за долгое время проходил при хорошей погоде. Пока каша готовилась, мы взяли обеденную колбасу с хлебом и чаем, встали в кружок, ожидая, что скажет Вит. Руководитель принял серьёзный вид и сообщил – дальше у нас два пути, спуститься вниз и преодолеть ледник, или идти дальше к тяжёлому перевалу. Подъём у нас будет немногим больше километра, придётся провешивать верёвки. Что решаем? Всё задумались. С одной стороны, столько всего прошли, последнее препятствие осталось. С другой – мы в прошлый раз полдня с верёвками возились, а если в этот раз не успеем спуститься? Ночевать на перевале негде, а на другой стороне бергшрунды есть. Девушки все по очереди честно сообщили – не уверены в своих силах. Я ещё добавила, что вес рюкзака большой, боюсь, отставать буду.
В итоге посовещались и решили — идём, выступаем в путь в шесть – до места предполагаемой ночёвки нам предстоит идти три часа, которые мы сегодня не потратили, иначе б встали в темноте. В два часа делаем привал с обязательным обедом, чтобы хватило сил до ужина. У меня ребята забирают всё железо, чтобы мне не так трудно шлось. И последнее. Если с утра будет плохая погода, идём на запасной маршрут.
Решили так, поужинали. Рита запустила в небо бумажный фонарик, который поднялся до середины склона, и начал спуск. Рита сначала расстроилась – в инструкции написано – подъём до 400 метров, время полёта до 20 минут, но ребята заметили, что высота здесь далеко не 400 метров, так что фонарик герой. На том и решили. Наша палатка отправилась спать, соседи остались прибираться и готовиться к раннему подъёму.

Авторы фото Ю. Иванова, В. Лапотников, Н. Самарцева, М. Борзунова

Первая часть | Вторая часть | Третья часть | Четвёртая часть | Пятая часть | Шестая часть | Седьмая часть | Восьмая часть | Девятая часть | Десятая часть | Одиннадцатая часть | Двенадцатая часть | Тринадцатая часть | Четырнадцатая часть | Пятнадцатая часть | Шестнадцатая часть

Leave a Reply