Киргизский хребет. Поход 3 к.с. — Проверка прочности


День после Правды

Спать вдевятером оказалось совсем не уютно. Приходилось изворачиваться, конечности затекали от долгого лежания в одном положении, соседи сдавливали. Каждый старался лечь как можно удобнее. Сон оказался беспокойным. Антон вообще провёл ночь, сидя возле входа, закрывая собой дыру – молния отказалась застёгиваться при таком количестве людей.
Около пяти часов утра посветлело. Бдительная Наташа тут же подняла шум, требуя подниматься, а то мы не успеем дойти до места. Вит сначала вяло отбрыкивался, но через двадцать минут пререканий заявил, что до шести часов мы спим и точка. Я облегчённо вздохнула и поглубже залезла в спальник. Хоть немного времени ещё есть.
Ровно в шесть утра и ни минутой позже Наташа устроила подъём. Остальные не так сильно рвались в путь, но раз решили, то придётся, так что по очереди стали собираться и вылезать из палатки.
Я представила, что сейчас придётся надеть замёрзшие мокрые ботинки, и погрустнела. Тем более что носки сухие у меня имелись. Я их как раз берегла на этот день, и сейчас надела. Потом попросила Риту пододвинуть ко мне рюкзак, и извлекла из него два мусорных пакета, надела на ноги и кое-как завязала. После этого поставила ноги в ботинки, быстро всё завязала и надела гамаши. Осталось только взять вещи и выбраться из палатки. Что я и сделала.
Наш лагерь смотрелся даже более-менее прилично. Вещей накидано мало и все на небольшом пространстве.

В некотором отдалении располагался склон перевала с цепочками оползневых ходов и нашими следами. В стороне виднелись трещины. На достаточном отдалении, чтобы не пугать нас с утра. Впереди снежное поле во многих местах тоже прорезали трещины самой разной величины и вида. Где-то в одной из них нашла свой последний приют дуга от палатки. Мы не собирались её искать, только подобрать, если встретим.

В семь часов мы двинулись вперёд в связках. За один переход добрались до скал между двумя ледниками. Вит осмотрел местность, и решил дальше идти без связок. Верёвки спрятали в рюкзаки, и пошли вниз по снежному склону в сторону ледника Проценко Южный. Мы с Аней спускались как можно осторожнее, старались идти по следам. Тем более что снег здесь уже успел раскинуть, и после ребят оставались глубокие ступени. Но Аня не удержалась. Оставив ледоруб в снегу, она поехала вниз и затормозила об Наташу, въехав кошачьим зубом ей в ногу. Медик помогла ей подняться и посоветовала тормозить об неё другими частями тела, а ещё лучше зарубаться – а то оставлять неожиданно ледоруб в склоне как-то не очень. Между тем я через Никиту вернула ледоруб Ане. Дальше она под руководством Наташи стала спускаться вниз, где склон выполаживался, а после переходил в ледник.

По леднику, изрезанному ручьями и покрытому камнями и крошкой, мы выбрались на твёрдую землю. Пока спускались, с правой стороны на склоне сошли несколько лавин, которые двигались водопадом и смотрелись очень красиво.

При виде твёрдой земли, где можно отдохнуть, мы лишились последних сил. Кое-как выбрались на площадку, сбросили рюкзаки, и некоторое время просто отдыхали. Потом занялись сушкой вещей. Виталики взялись готовить чечевицу с мясом. Наташа заметила капли крови, сочащиеся из штанины, и вспомнила, что у неё в ноге рана от кошки. Самой зашить рану ей оказалось сложно, поэтому она поймала Антона, которого до этого обучала хирургии, и штурман под руководством медика провел операцию по зашиванию раны. Кто был рядом быстренько отполз подальше, чтобы не видеть процесса, а большинство просто не заметили.
Виталик приготовил полный автоклав чечевицы с мясом и щедро поделил между всеми участниками. Отдельно прилагались сушёный и свежий чеснок, куча специй и сухари. И, конечно же, кружка горячего чая. Как же приятно было завтракать в тепле на камнях и знать, осталось совсем немного и перевалы уже позади.
После еды я начала оживать, хотя голова всё ещё кружилась, и меня шатало. Не только шатало. Во время переупаковки высохших вещей, я заметила потрясающую лавину вдали – она, извиваясь, текла по склону. Я закричала, обращая на неё внимание, и замерла. Уже когда большая часть сошла вниз, я вспомнила, что такое надо снимать. Фотограф я или кто? Быстро залезла в сумку, достала аппарат и засняла конец. Стало немного обидно за свою тормознутость, но лавину не заставишь повторить сход на бис. Ждать ещё одну не приходится, да она может быть и не такой красивой.
Отдых закончился около часа. Большая часть вещей к этому времени успела высохнуть. Даже ботинки почти просохли и хотя бы не холодили.

Спуск к Минджилке оказался не таким уж лёгким. Одни валуны и немного травы. Я пару раз свалилась, после чего пошла дальше аккуратно и медленно, отстав от остальных где-то на полчаса.

Вдоль Минджилке на её левом берегу идёт хорошая тропа, изредка она повышается, но не сильно. Идётся легко, рюкзак уже не тянет вниз. Прогулка и только. В итоге делимся на группы – одни впереди, мы с Аней посередине, и позади идущие.

Места кругом потрясающие: река, зелёные горы, сменяющиеся каменными, стада лошадей и суслики. Множество сусликов, которых не видим, но слышим. Сначала здорово, пытаешься отыскать источник звука, потом он начинает надоедать, потом с голову начинают лезть ассоциации с туристическим магазином «День Сурка» — там на входе стоит кукла сурка с датчиком движения. Ассоциации, видно, к смене работы возникли, но это уже другой разговор.

Кони в горах чаще всего пасутся сами, редко когда встретишь рядом с ними пастуха. Не знаю какая тут защита от конокрадов, а вот туристов просто не опасаются – животные сами за себя постоят. Например, они очень не любят фотографироваться. Когда мы с Аней остановились поснимать один из табунов, главный жеребец через пару минут начал намекать, что мы здесь лишние, и попытался пойти на нас толпой. Бежать от лошадей здесь было бессмысленно. Я просто начала медленно отводить Аню по тропе и грозить коню ледорубом, чтобы не подходил – ничего другого не придумала. Конь решил, что связываться с неведомой фигнёй себе дороже и стадо вернулось к мирному щипанию травы.

Другие стада просто отбегали при приближении нашей группы. Один раз получилось забавно. Половина группы шла впереди, другая позади. Завидев нас небольшая группа лошадей побежала вперед по нашей тропе – кони её тоже использовали. В какой-то момент лошади решили, что уже порядочно удалились, и повернули назад, разминулись с нами в широком месте и вернулись на пастбище. Тут их ожидал сюрприз – вторая половина группы. Лошади побежали к нам.
— Наташа, ты зачем лошадок гоняешь? – крикнул Вит.
— Так я к вам гоню, привяжем к ним груз и пойдём налегке, — откликнулась медик.
— Ага, только мы в одну сторону, а лошади в другую, — заметил инструктор.
Табун тем временем увидел нас впереди, полгруппы позади и решил уйти наверх. Так что навьючить лошадей не получилось.
Довольно быстро мы добрались урочища Ортокёль, почти до озера. Сначала пробовали идти дальше по левому берегу. Не получилось, угодили в болото. Начали думать, как попасть на другой берег. Нашли брод и достаточно медленно текущий участок. Недалеко от него смешивались воды двух рек – белой и прозрачной. В месте смешивания цвет становился бирюзовым.

Первым вброд перешёл Виталик, и с того берега запустил к нам обувь для перехода, чтобы свою не мочить. Запустил весьма точно и профессионально – похвастался, что в армии гранаты бросал, натренировался.
Я пошла следом в паре со Светой. Двигались мы не быстро, течение не сильно нас сбивало, но вода была холодной. На середине реки, когда глубина стала почти до бёдер, и меня слегка качнуло, я запаниковала и попросила завхоза мне помочь. Света взяла меня за руку и подвела к берегу, где Виталик помог нам выбраться.
Похоже, страх горных речек будет пока моим спутником.
Пока остальные переправлялись, я выжала одежду и обувь, решив их не менять, хотя здесь дул прохладный ветер. Он же помог высушить штаны, когда мы отправились дальше. Дешёвая одежда и декатлона действительно быстро сохнет – на ветру или без него, и скоро о броде напоминали только хлюпающие ботинки.
Пока мы шли и обсыхали, на камне показался суслик, но исчез до того, как я достала фотоаппарат, и больше не появлялся.

Возле озера мы нашли следы стоянки, а дальше каменную горку с рогом, и за ними череп козла, которому принадлежал рог.
Ниже озера по каменистому руслу быстро бежала река. Тропа вела вдоль неё и периодически пропадала. Вит и Антон сверялись с картами и время от времени упоминали брод. Я не хотела бродить. Совершенно не хотела. Мне становилось дурно от мысли, что придётся переходить ТАКУЮ реку. Мысленно я просила Алькор, горы, природу, чтобы здесь был другой путь.

Впрочем, не я одна этого хотела. Мы устроились на привал недалеко от места, отмеченного на карте как брод. Глядя на сей брод, хотелось, хотелось просто привязать к себе пару камней, чтобы сразу утонуть и не мучиться.
Пока ребята отдыхали, а я записывала мысли в блокнот, Аня решила отойти подальше. В местах, где нет большой опасности, мы не против таких отходов поодиночке. Так что девушка спокойно ушла. Прошло некоторое время, Ани всё нет. Ещё прошло время, мы все отдохнули. Ани нет. Вит уже начала думать, где её теперь искать, Ани нет. Вит уже готов идти её искать и спасать, как довольная Аня появляется на горизонте. «Там за поворотом мост через реку», — сообщает она нам.

Радости нет предела, мост это не брод, это лучше. Берём рюкзаки и бодро идём вперёд к переправе. Мост и, правда, показался из-за поворота. Когда мы подошли ближе, оказалось, что у него отсутствуют некоторые брёвна, сам он ржавый, но стоит, держится, и по нему спокойно можно перейти на левую сторону Иссык-Аты Северной.
За мостом мы нашли огромную скалу-навес и остановились возле неё. Вит хотел переночевать здесь в укрытии, а вторую палатку поставить рядом или вообще не ставить. Пока они с завхозом осматривали место, а я соображала насколько боюсь падения скалы и расплющивания во время сна – вообще или пока не залезу под скалу, подошла остальная часть группы. Наташа быстро оценила обстановку и начала протестовать против расположения людей из нашей палатки под скалой, её палатке туда селиться не предлагали. Она не боялась внезапного разрушения крыши. Нет, ей обстановка под скалой показалась антисанитарной. В ход пошли приёмы от «не пущу» до «давайте в полоток крюк забьём и палатку подвесим». После продолжительных уговоров, было решено идти дальше и искать более удобную поляну.
Она нашла за слиянием рек Иссык-Ата Северная и Быты. На высоком берегу, большая, с камнями, возле которых удобно готовить.
Нам с Аней сразу поручили готовить воду для ужина. Вит и Света побежали искать деревья, а остальные занялись подготовкой палатки.
Получив посуду, я первым делом пошла её мыть, и сразу же утопила мыло. Пришлось идти к Наташе за запасным. Мне его выдали. Теперь всё время мытья и набора воды мне казалось – сейчас что-нибудь утоплю, и его унесёт далеко, течение здесь быстрое. Обошлось. Я принесла полный кан и автоклав. Мы поставили их кипятиться и закрыли горелки листами.

Пока вода закипала, мы с Аней успели переодеться, разобрать вещи, сделать записи. В лагерь вернулись Вит со Светой. Они принесли свежие прутья. Взяв у Виталика серебряный скотч, принялись сооружать деревянную дугу, ориентируясь на длину оставшейся. Потом они очень аккуратно и нежно вставляли её в тент палатки, аккуратно сгибали, точили, выравнивали палатку. Юбку для устойчивости привалили камнями. После этого Вит громко объявил, так чтобы все слышали, правила пользования палаткой, которые сводились одному: «даже не дышать на неё».

Между тем вода у нас закипать не спешила. Мы даже привлекли к делу Виталика, чтобы понять в чём проблема. Не получилось. Вода испугалась только прихода инструктора – стоило Виту немного поколдовать возле горелки, и всё. В кане заварили чай, в автоклав засыпали кашу.
Сам ужин прошёл в темноте при фонариках. Мне хватало света чужих, так что я свой не включала. Небо в этот вечер радовало редкими облаками, обилием звёзд и Луной.
Мне разрешили идти спать сразу после ужина, освободив от мытья кана и клавы. Вещи в палатке я разместила при дневном свете. Сейчас просто аккуратно влезла внутрь, так же аккуратно сняла обувь, и, подождав, пока залезет Аня, застегнула вход и спряталась в спальник. Даже как-то не верилось, что это последняя ночь в этом походе.

Авторы фото Ю. Иванова, В. Лапотников, Н. Самарцева

Первая часть | Вторая часть | Третья часть | Четвёртая часть | Пятая часть | Шестая часть | Седьмая часть | Восьмая часть | Девятая часть | Десятая часть | Одиннадцатая часть | Двенадцатая часть | Тринадцатая часть | Четырнадцатая часть | Пятнадцатая часть | Шестнадцатая часть

Leave a Reply