Странствия на Таганае — Детский поход 2014 года

Тепло Таганая17 июля 2014
Во время завтрака, когда семи людям раскладка на семерых казалась слишком большой, к нам прибежала мышь. Она нагло бегала в кустах, поглядывая в центр поляны. Потом не удержалась и побежала к Юле, игнорируя высыпанные под кустом остатки рисовой каши.

Юля в это время доедала хлебец с плавленым сыром. Плавленый сыр мы брали в круглой упаковке по 8 кусочков – не научились на заводе ещё упаковывать по семь. Так что восьмой кусочек отошёл к мышке, которая съела его прямо здесь же, возле Юли, сидящей в позе лотоса. Дети в это время пытались приблизиться, но их отгоняли, чтобы не спугнуть наглое животное.

Это был первый день в походе, когда мы встали в семь, намереваясь пройти длительный отрезок от Гремящего ключа до Круглицы, а там либо до приюта Таганай, либо до поляны Гарбера.

Моё самочувствие улучшилось, температура спала с вечерних 37 и 8 до 37 и 2. Вещи наши танкеры мне пока не возвращали, но зато можно было надеяться на удачный переход без ухудшения самочувствия.

Сегодняшний маршрут пролегал по пологим местам, не требуя длительных крутых подъёмов и спусков. Мы снова шли по лесной тропе, иногда попадались камни и ручьи.

В двенадцать часов, после второго привала рядом с муравейником, мы вышли на открытое пространство, откуда стал виден Откликной гребень. Саша, помня легенду о лютом звере, погребённом там, начала искать голову и лапы. И даже нашла глаз.

Мы с Юлей сверились в джипиэс, и я предположила, что место для лучшего крика находится дальше – где-то со стороны Долины Сказок расположилось плато Дьявола. По информации из интернета, если с него кричать, то можно услышать двадцатикратное эхо, которое каждый раз будет усиливаться.

Ещё метров через сто нашлись большие поляны. С них гребень был виден во всей красе и ещё больше напоминал древнего ящера.

Азрат покричал и услышал ответ всего один или два раза. Зато громкий. У нас так не получилось, слишком тихо для Гребня оказалось.

Бросив рюкзаки под деревья, мы дружно полезли на камни. Забираться на самый верх мы не собирались, только посмотреть Окликной поближе и осмотреться.

Саша у подножия Гребня заметила огромную лапу, о чём незамедлительно сообщила остальным. Эхо, правда, её не поддержало.

Поднявшись повыше, мы увидели Круглицу у горизонта, перед ней ровная, будто срезанная ножницами линия хвойного леса, правее неизвестные скалы, окружённые всё тем же лесом.
Пока я снимала виды, то слегка пошатнулась, но не упала. Наташа в этот момент снимала меня или вид за мной, так что заметила, и громко сообщила, чтоб я не смела падать – у неё на меня планы по разгрузке рюкзака. Я решила их не портить, и в итоге ни разу не споткнулась.

Мы полазили по Откликному до начала дождика. Потом бодро спустились вниз, и дети побежали к рюкзакам, где Азрат пытался укрыть вещи от дождя. Я быстро нарядила свой рюкзак. Мы сложили Наташин и Юлин, а сверху положили мой и Азрата – накидки женских рюкзаков оказались не рассчитаны на такое количество подвесок. Когда пришли отставшие, рюкзаки им вернули, тем более что Юля решила поразить тучу. Пока она рылась в рюкзаке, Наташа предлагала достать солнечные очки – такого дождь ещё не видел.
— Нет, — сказала руководитель и извлекла из рюкзака зонтик. Раскрыла его и спряталась.
Дождь действительно не ожидал такой подставы от человека с огромным рюкзаком. Он обиделся, закрыл кран и уплыл дальше. Мы воспользовались этим, чтобы сделать фото на фоне Откликного.

Пока ждали Азрата с Варей, Ульяша показала пару гимнастических трюков, а потом села на шпагат передо мной и Юлей. Подошедшая Варя присоединилась к ней в такой же позе, а меж ними села Саша, не умеющая выполнять такие трюки. Мы тоже ими не владели, поэтому просто стояли.

После фотосессии, мы взяли рюкзаки и пошли по стрелке указателя.

Какая дальше началась дорога! Ели всех возрастов и размеров по краям дороги, густая зелёная трава, тропа, присыпанная светлыми камешками.

Она иногда расширялась и выводила на полянки с большими камнями.

Мне сразу вспомнились сюжеты русских сказок, Баба-Яга, Гуси-Лебеди, тропа через волшебный лес. Не знаю, есть ли название у этой дороги, но мне хочется называть её Дорогой в Сказку. Пока я по ней шла, то фотографировала почти возле каждого поворота, настолько живописным был вид.
Не доходя пятидесяти метров до развилки, мы устроили привал. Я отправила смс родне, что добралась до сказочного места, и отключила телефон.
Солнце спряталось за тучку, вынудив нас продолжить путь. Очень быстро мы оказались возле развилки, там дороги разбегались в две стороны – прямо на Круглицу и Долину Сказок. Направо – к приюту Таганай. Указатель явно от кого-то пострадал – сохранилась табличка только к приюту. Вторую наполовину сломали и подписали чёрным маркером мелким шрифтом. Зато на большом камне возле указателя крупно изобразили «Налево пойдёшь»… ой, не оттуда, изобразили там: «Приют Точка» и две жирные стрелки.

Азрат нашёл третью узенькую тропинку. Мы немного углубились по ней в лес, где спрятали рюкзаки, взяв с собой только самое необходимое для подъёма на Круглицу.

Вернулись на тропу, и отправились в сторону Долины Сказок. Метров через сто пошёл дождик. Сначала он был небольшой и терпимый.

Настолько, что поляну Желаний я смогла поснимать. Мы побродили среди маленьких дольменов и отправились дальше. Дождь тем временем усилился, и всё заволокло туманом. Видимость снизилась. Тем не менее я смогла дальше разглядеть останец похожий на старичка в позе Алёнушки с картины Васнецова. Больше мне персонажей по дороге не встретилось, а искать и разглядывать их времени не было, Юля вела нас вперёд к Круглице.

Мы следовали ориентирам, шли вверх, вниз по песочным склонам — второе название Долины Сказок Песочные горки. Снова поднялись, и оказались среди камней у подножия Круглицы. Её верхушку скрывал плотный туман, а дождь лил теперь сплошной стеной, а над головой сверкали молнии.
— Кто хочет вернуться? – спросила Юля.
Мы с Азратом и Варей подняли руки. Ульяна и Саша закричали, что хотят вперёд. Наташа была настроена сопровождать человека, который решиться подняться, если решиться. Юля решилась. Мы разделились на две группы, договорившись встретиться на поляне приюта Таганай. Активисты пошли вперёд, остальные – к рюкзакам.
Я пропустила Азрата с Варей вперёд, и шла следом, стараясь не сильно поднимать руки. Я забыла застегнуть вентиляцию на куртке, и теперь рукава промокли полностью. Кроме того, куртка была надета поверх рюкзака и не застёгивалась, так что дождь заливал меня, кофр и поясную сумку. В какой-то момент я перестала понимать насколько сухая – точно ботинки с носками, а остальное непонятно, и мечтала только о тёплом спальнике.
Замёрзнув, мы добрались до рюкзаков. Азрат отцепил от Наташиного рюкзака палатку, и мы отправились вниз к приюту Таганай.
Варя, пока нас ждала, успела промокнуть, весь путь ныла, что ей холодно. Азрат пытался её отвлечь рассказами, песнями, рекомендациями, но девочка продолжала упорствовать. Песни слушать и петь Варя отказалась, захотела музыку с Детского радио. Не просто музыку, а чтобы отец её наиграл, используя гитару, которую мы оставили прицепленной к Наташиному рюкзаку. От такого предложения рассмеялись все, представив как Азрат ведёт под руку Варю, в руках у него гитара, и он на ней играет мелодии. В следующий раз Варя развеселилась, когда мы добрались до таблички «Сними лыжи», оставшейся с каких-то зимних соревнований. Лыж у нас не оказалось, так что снимать было нечего.

Крутой спуск под дождём сменился пологой тропой. Вскоре я почувствовала запах костра. Мы прибавили шагу и вышли к группе школьников. Нас напоили горячим компотом. Эти герои не только костёр под линем развели, но и еду приготовили – лагерь-то у них был временный.
Мы поблагодарили за питьё и отправились к указателю. До приюта от него оставалось полтора километра. Дождь в это время уже начал стихать, а потом совсем закончился. Варя забыла, что ей холодно и начала волноваться, что Ульяна, идя следом за нами, соберёт все лисички на полянках из-за того, что папа запрещает это сделать Варе.
За ручьём мы услышали крики воронов, а потом появились крыши приюта. Ещё немного, мы оказались на его территории. Азрат сразу сбросил рюкзак и побежал договариваться. Он вскоре вернулся и повёл нас на поляну. Азрат достал палатку, намереваясь её поставить, и в этот момент я вспомнила, что Наташа стойки от палатки держит отдельно. Меня пробило на смех, слегка истерический.
Пришлось переодеваться так. В сухой одежде я почувствовала себя просто прекрасно. Правда, мне начало не хватать куртки, защищающей от ветра, но это уже мелочи.
Мы натянули тент, на всякий случай сложили под него вещи. Азрат тем временем узнал что и где находится, посмотрел предлагаемые домики – когда шёл дождь, он думал снять его, даже за свой счёт, чтобы погреть и высушить одежду и ребёнка. Но предложенные нары на длину всего дома и маленькая печка Азрату не понравились, так что от идеи он отказался.
Отдышавшись и придя в себя, единственный мужчина в группе принялся за ужин. Я помогала по мере необходимости. Пока вода кипятилась, небо снова затянуло тёмными тучами, и пошёл дождь. Мы с Варей попытались согреться около горелки, но получилось плохо.
Вскипевшую воду мы разлили по кружкам, а в остальное засыпали гречку-медведя, чью мордочку Варя разглядывала, пока вода кипела, удивляясь тому, зачем её так разрисовали.
Когда мы опять задумались над тем, как сохранить кашу для остальных участников, и они сами явились под тент. Первый Юлин вопрос был «Почему не в домике». Азрат объяснил, но пообещал после ужина сбегать ещё раз, вдруг ещё какое предложение появится.
Кашу разложили по тарелкам и быстро съели.

Второй поход в поисках домика увенчался успехом. Нам выделили просторный домик с большой печкой, четырьмя нарами, столом, скамьями и прихожей. В несколько приёмов перетащили вещи. Мокрое сразу повесили сушиться.
Пока мы развешивали вещи, Саша с Ульяной поделили верхние полки. Варя в дележе не участвовала, заявив, что будет спать там, где ляжет папа. В итоге, Уля с Сашей добились своего, а мы с Азратом и Варей разместились на нижних – я на нарах возле печки, Азрат и Варя на тех, что ближе к выходу. Я сначала посидела внизу, а потом забралась в спальник, попутно померив температуру, она снова приблизилась к отметке 38.
Азрат тоже чувствовал себя не очень, градусник показал – чуть больше 37. Юля, узнав об этом, попросила у хозяина приюта разогревающего для второго больного. Наташа для нас обоих приготовила чай. Пока он готовился, я прочитала Саше и Варе легенды, голос при этом начал садиться. Спас меня вовремя выданный чай.
Когда Наташа интересовалась, какой чай сделать Азрату и вообще какое у него самочувствие, из спальника мы услышали: «Я – Урфин Джюс. У меня есть Сыч и дуболомы. Я из спальника правлю миром». Сыч после этих слов, смеясь, улетел за чаем, а три дуболома время от времени интересовались как из спальника правится миром, и когда будет сказка.
Немного позже заварили вторую порцию чая – уже на всю группу. К чаю добавили то, что не съели на ужин – хлебцы с колбасой и ириски, а так же перевальную шоколадку.

После сказки, когда дети легли и сделали вид, что спят, Наташа с Юлей поведали о подъёме на Круглицу.
Поднимались они по тропе маркированной турами. Кругом туман, гроза, где вершина не ясно – несколько площадок прошли, джипиэс обещает вот-вот, а её всё нет. Потом Юле начало казаться, что в тумане сверху спускаются группы, хотя она понимала, их там нет. Наташа в какой-то момент отделилась от остальных и попробовала заблудиться. Когда она начала понимать: под ногами страшный курумник, над головой страшная гроза, и она осталась одна, то фотограф закричала: «Юля!! Ты где?! Помоги!!» Голос сверху ей спокойно ответил: «Я здесь. Что орёшь?» Но больше всего путешественниц поразило, когда они увидели на камне единственную встреченную за весь маршрут ящерицу, наблюдавшую за ними.
— Мы решили – это Хозяйка медной горы приехала на Круглицу посмотреть на четырёх идиотов, которые в грозу пошли на Круглицу, — сообщила Наташа. Я позже предположила, что вторая ящерица от такого цирка свалилась под камень смеяться.
Финальным аккордом стала встреча группы других школьников. Они стояли у подножия горы с рюкзаками и в накидках и не двигались. Юля поинтересовалась у них – что они делают. Группа ответила – думают: подниматься или нет. Уточнять – неужели им с рюкзаками лучше думается, руководитель не стала, а поспешила к своей ноше. Вот такие приключения заставили их пробродить аж до восьми часов вечера.

Авторы фото Ю. Иванова, Н. Кузьмина

Часть первая|Часть вторая|Часть третья|Часть четвёртая|Часть пятая|Часть шестая|Часть седьмая|Часть восьмая|Часть девятая|Часть десятая|Часть одиннадцатая

Leave a Reply