Странствия на Таганае — Детский поход 2014 года

На кордоне19-22 июля 2014

Утром таблетка подействовала. Температура опустилась до 36 и 8, а организм затребовал день без движения. Так и получилось. Когда группа начала собираться на метеостанцию, я забралась в спальник и тихо наблюдала за ними.
Оказалось, Азрат вчера, закрутившись, забыл поставить Варюшкины ботинки на печку. Конечно, под лавочкой они совсем не высохли. Сначала Азрат пытался уговорить дочь их надеть, но ребёнок устроил большую истерику. В итоге «отец-ехидн» включил на столе горелку и коптил над ней по очереди ботиночки. До конца обувь не просохла, но зато девочка смогла их надеть.
На другой горелке вскипятили воду, и заварили чай каркаде. Его хватило всем – и путешественникам, и изнывающей от жажды мне. Наташа пожелала мне не пускать в домик Волка, и ребята ушли совершать подвиг.
Я допила чай, забралась в спальник и затихла. Совершенно ничего не хотелось. Некоторое время я слушала музыку, потом просто лежала. В какой-то момент задремала и потеряла счёт времени.
Один раз в домик постучали. Я приподнялась и спросила «Кто там?». Некто заглянул и сразу закрыл дверь. Я услышала переговоры на улице – там решили, что все ушли.
Потом мне мешали отдыхать дети, играющие на улице. Я обозвала их козлятами – много, громкие, шумные и не дают нормально поболеть. Было ощущение, что играют они как раз на крыльце нашего домика. Но вставать и проверять, так ли это было лень, так что злой Волк к ним не пришёл. Я даже второй раз чай себе не налила из-за лени.

По моим ощущениям было часа три-четыре, когда вернулись мои путешественники. Часы упорно показывали – скоро восемь.

О походе на Метеостанцию мне почти ничего не рассказали. Потом, уже в поезде, я сначала опросила Варю с Ульяной, позже – Юлю. Выглядел этот поход так: поднялись на гору. Там широкая плоская вершина. Домик, где селят туристов, остатки метеорологических приборов. Много камней. С горы видно Миасс и какое-то ещё поселение. На вершине отдохнули, перекусили. Ульяна показала серию акробатических номеров на камнях. После спустились, в дороге (по словам Вари) испортили и починили горелку. Вернулись в домик.

Пока готовился ужин, я измерила температуру. «Чуди меня явно троллят», — возмутилась я, глядя на 37 и 8. Учитывая, что в одной из легенд чуди описывались как тролли из «Холодного сердца»…
Посреди ночи я запуталась в спальнике. Мне стало жарко, и попытка выбраться во сне наружу закончилась плохо. Мозг отреагировал на это мгновенно. Мне пригрезился обвал и я под ним. Я открыла глаза, и оказалась в полной темноте. Ощущения подсказали, что я в замкнутом пространстве и никуда не могу деться. Где-то впереди мне померещился голос Саши. Она сказала, что я из-под земли больше не выберусь. Мне стало страшно. Я поползла вперёд и начала кричать…
Успокоил меня проснувшийся Азрат, в чью сторону я пыталась ползти. Сообразив, что я в домике на нарах, а не под землёй с чудями, я слегка успокоилась. Сердце и тело ещё продолжало колотиться. По совету приятеля я допила остатки воды в кружке, а потом налила себе ещё. Стало легче. Клаустрофобия отступила. Остаток ночи прошёл спокойно.
На следующее утро троллить нас начала погода. У Юли были мысли сходить к Трём братьям, где, по словам сотрудников из-под земли выходят радон и углекислый газ, так что длительное нахождение в том месте вызывает глюки. Моё самочувствие после второй партии антибиотиков сильно улучшилось, так что я хотела пойти вместе с ней. Но нет. С утра зарядил дождь. Так что дорога стала ограничиваться туалетом и ручьём.

Зато у нас был второй завтрак, как у хоббитов. На первый бонусом было какао, от которого я отказалась, заменив его чаем – сладкого в походе мне и так было много, а вот воды мало, и с питьевой из родников совсем беда.

На второй завтрак Юля приготовила блинчики. Одни белые, другие чёрные, а по вкусу одинаковые – какао было столько, что вкуса оно не дало. В качестве сковороды руководитель использовала крышку от третьего котелка, а блины переворачивала металлической вилкой. Пыталась пластиковой, но пластик не выдержал жара и слегка оплавился.

Во время готовки Юле пришлось отлучиться на некоторое время, её заменила Наташа. Боясь, что блин пригорит, она внимательно за ним следила и напевала «Вернётся Юля и даст мне баллоном по башке».

После блинов детям сначала разрешили рисовать на Наташином коврике, а то у них уже начались спекуляции с его кусочком. Началось всё с того, что Наташа на приюте Таганай обнаружила отсутствие стелек в ботинках ребёнка, и вырезала их из коврика. Кусочек из обрезков позже нашла Саша и использовала в качестве листа для рисования. Идея понравилась двум другим девочкам. Начались просьбы и попытки обмена сладкого из карманного питания на пенополипропилен. Саша приготовилась рисовать на своём коврике и продавать места уже там. Это не устроило Наташу, и она отдала коврик на растерзание всем троим.
Когда играть с ковриком надоело, девочки отпросились играть на улицу. Спустя пару часов сначала пришли девочки, потом Наташа со словами «Юля тут к тебе пришли». Зашёл молодой парень в защитной форме. Вероятно, из группы, поселившейся в палатке – не повезло, сушиться негде. Он рассказал Юле, что наши дети бегали по Киалимскому мосту, могли сорваться и утонуть. Юля заверила его, что всё нормально. Мост она видела, он прочный, дети — привыкшие к походной жизни. Потом попросила детей не пугать другие группы, которые не сталкивались с такими девочками. На последнюю фразу гость немного обиделся и быстро исчез. Не, он всё правильно сделал, просто у нас дети самостоятельные и привыкшие, и мамам уже надоело слышать комментарии о том, как везде опасно.
Вечером снова была баня, но я туда уже не пошла. Мне пока хватало той, что в домике, от которой сильно пить хотелось. Я ещё девочкам прочла все легенды со своих распечаток, так что горло у меня быстро пересыхало, а есть не хотелось совсем.
Ещё у Сашки зуб вырвали. Она за день до этого показывала всем, как он шатается. Когда я начала читать первую историю – о появлении Челябинска, девочка сначала слушала, потом разревелась, что зуб болит. Азрат подошёл к ней, заглянул, и пальцами вытащил зуб. Даже применять старинные методы с верёвочкой не пришлось. Зуб Наташа быстро спрятала до возвращения в город – на Киалим чуди зубную фею не пускают и погода не лётная. Повеселевшая Сашка вернулась к прослушиванию историй. Вместе с ней приползли по нарам и остальные девочки.
Вода на Киалиме в этот день поднялась почти до ступеней, так что забега, как в первый раз не получилось. Дети вернулись менее уставшими и с неохотой разбирали вещи на нарах, чтобы лечь спать.
Перед сном Юля решила – если погода будет лучше, пойдём на Ицыл, что по другую сторону реки.

Утром дождь ещё не закончился. Когда мы прибыли, Киалим из окна нельзя было рассмотреть. Теперь его бурные воды хорошо просматривались даже сидя на дальнем углу скамейки.
Разведка показала, что палатка с кордона исчезла. Мы предполагали – их смыло, но нет, они спрятались в бараке от непогоды.
Юле от такой непогоды вставать совсем не хотелось. Она лежала и ворчала, что нечего на ночь петь депрессивные песни и про дождь на Таганае. В ответ я дала послушать не депрессивную песню, но дождь от этого утих совсем чуть-чуть.

Святослава "Таганай" (стихи В. Лахно, музыка С. Малюка)
Поход Азрата за водой завершился приходом соседей – у них сломалась печка, готовить оказалось не на чем. Так что они пришли к нам. Пока они готовили на печи, мы успели приготовить завтрак, съесть его, хоть и не хотелось, и отправить дежурного мыть посуду. Дежурный ещё и вернуться успел.

Во время завтрака Азрат заметил, что гости мусор типа пакетов и прочих отходов производства собираются в печь кинуть. Крикнул им, что не надо, пользуйтесь мусоркой. Гости посмотрели на нас круглыми глазами, но мусор выбросили в пакет. Да, ребята, это заповедник, это возле цивилизации и это не доменная печь, где можно сжечь что угодно. Уж не из этой ли группы вчера мальчик кидал в кусты батарейку на глазах удивлённой Ульяны? После Наташи, которая весь поход собирала по кустам отслужившие батарейки, чтобы отвезти их в пункт сбора в Челябинске, поступок школьника вызвал у Ульяны непонимание и негодование.
После того, как еда на печи приготовилась, соседи принесли к нам сушиться вещи. Азрат помог их развесить так, чтобы они не мешали ходить и сохли.
К двенадцати часам дождь сменился моросью, и дети отпросились гулять. Юля дала им чёткие указания: к краю берега не подходить, на мост не вставать, соседей не пугать. Дети пообещали их чётко выполнять и убежали.
Нам на улицу не хотелось – в доме теплее. Поэтому Юля с Наташей погрузились в обсуждение песен и подбор аккордов, я перечитывала легенды и продумывала коварный план подсаживания руководителя на творчество Алькор, Азрат читал книгу.
Прошло немного времени, и в дом влетела Ульяна с круглыми глазами.
— Там всё смыло нахрен, — сообщила девочка.
— Ульяна, что за выражения? – возмутилась Юля. – Вы опять на мост ходили.
— Нет, — возразила Уля и скрылась.
Через несколько минут в домик влетели уже двое – Саша и Ульяна.
— Там мост смыло! Там всё смыло! Наводнение! – кричали девочки.
Мы оторвались от безделия и посмотрели на детей.
— Что вы кричите? Как мост могло смыть? Он же крепкий, — не поверила Юля.
— Коряга его сбила, — ответили ей.
Тут Азрат сообразил, детей-то двое.
— Девочки, где Варя?
Ему не ответили, девочки продолжали болтать про мост. Азрата начали мучить плохие предчувствия.
— Девочки, ГДЕ ВАРЯ? – спросил он громко и грозно, надвигаясь на детей.
Саша с Ульяной развернулись, готовые бежать. В этот момент открылась дверь и зашла Варя.
— А вы видели, как мост по реке поплыл? – радостно спросила она.
— Его реально снесло? – до взрослых начало доходить, что им пытаются сообщить дети.
— Да! Пошли посмотрим.
Первым смотреть пошёл Азрат. Девочки показали ему место и кратко пересказали, что видели.
Азрат вернулся и подтвердил слова детей. Киалим разлился и уже дошёл до бани, так что можно держаться за лестницу и охлаждаться после парилки. При этом не плохо ещё быть в системе, чтобы не унесло, как мост.

Наташа, а следом я, достали аппаратуру и отправились снимать. Самое интересное и волнующее уже закончилось, и на нашу долю остались только последствия срыва.
По возвращении в домик у нас разыгралась фантазия, сказывались три дня безделья в доме. Мы размышляли: постучит ли на следующее утро Киалим в окно, снесёт ли потоком новую баню, как бы мы возвращались, если б с утра пошли на Ицыл. Азрат сразу нафантазировал сюжет в духе боевика, когда мы перебираемся на другой берег, последний участник переходит по мосту, видит бревно. Бежит. Коряга врезается. Мост сносит, участник прыгает и оказывается на берегу.
Касательно коряги. Дети на камеру рассказали как было дело. Они во что-то играли, когда Варя заметила большую корягу, с неё ростом. Она крикнула остальным: «Смотрите!» Девочки оторвались от игры и наблюдали.
Коряга врезалась в мост, но не застряла и не проплыла под ним, как ожидали дети. Нет. Она сорвала его, и вместе продолжила путь по волнам и перекатам, грохоча и врезаясь в препятствия.

Мы от скуки тут же предположили, что мост с корягой сговорились и решили посшибать все мосты на пути в Ледовитый океан. Даже представили диалог: «А давай на Оби мост снесём?» — «Давай».
Но мост быстро ушёл в прошлое. В качестве развлечения решили поиграть в Крокодила. Развлекались с ним до обеда. В итоге у нас появились «морской хомячок» (бобр) и «бык с крыльями» (где эльф и где бык…), а мои изображения вещей и существ долгое время не могли отгадать – пока остальные отгадывала, загадавший корчился от смеха на нарах.

После обеда, когда я запаслась большим количеством воды – домик протопился настолько, что высушивал людей вместе с вещами, ко мне пришли дети слушать истории. Начала, как обычно, Саша, за ней подтянулись остальные. Легенды в моих распечатках уже закончились, так что я сначала зачитала детям про глюки, йети, НЛО и другие аномалии. Саша сразу решила, что мост подпили НЛО.
Потом я начала вспоминать сказы, прочитанные в июне. Разных авторов, не только Бажова. Про жизнь мастеров и деревенских детей. Когда я пересказывала Зелёную кобылку, взрослые рассмеялись на описании того, как две улицы мирились, а Ульяшка предложила так сделать Саше, но та отказалась мириться навечно путём щелбанов и дёрганья за волосы.
Вечером к нам пришли соседи с ещё порцией вещей и поинтересовались нашими планами. Планы у нас были простые – мост смыло, идём по Киалимской дороге в Усадьбу. Перебираться по Киалиму с рюкзаками мы не собираемся – не тот уровень похода, состав снаряжения и ситуация. Услышав план, соседка уточнила – как мы притоки переходить будет. Вброд, ответила Юля. Как их ещё можно переходить по такой погоде. В ответ мы получили кучу нравоучений и сигналов паники – тётенька свято верила, что притоки сейчас не переходимы. У нас других мыслей и вариантов не было, и рассматривать их мы не собирались. Так что соседка быстро сбежала.
Когда с помывки посуды вернулась Наташа, не украденная Ульмой, Юля пересказала ей разговор с соседкой и добавила, что будь у неё группа старших школьников, ей тоже было б страшно, но в нашей команде руководитель уверена.

Когда мелкие заснули, Наташа достала гитару, а я бодро осведомилась может ли она сыграть мелодию «Чё те надо?» Наташа смогла. Так я познакомила народ с алькоровским «Монологом Финве». Правда, в мелодию совсем не попадала, и Наташе приходилось меня одёргивать и растягивать текст. Повторы последних строчек мы пели втроём, и тогда я старалась подстроиться. После «Монолога Феанора», который мы так же втроём исполняли под игру Юли, Азрат попросил больше про хоббитов не петь. Наш концерт закончился оптимистичной песней про Кофейного кота – на следующее утро мы собирались вставать рано, а ложились поздно.
Авторы фото Ю. Иванова, Н. Кузьмина

Часть первая|Часть вторая|Часть третья|Часть четвёртая|Часть пятая|Часть шестая|Часть седьмая|Часть восьмая|Часть девятая|Часть десятая|Часть одиннадцатая

Leave a Reply