Странствия на Таганае — Детский поход 2014 года

Стало сыро22 июля 2014

Встали мы рано. По сравнению с предыдущими днями. Завтрак на четвёртый день сидения в домике уже совсем не лез, чему способствовала ещё и жара в домике. Пришлось заставлять хоть по чуть-чуть есть, запивая водой.
Потом пришла пора сборов. Во время них требовалось собрать все вещи, и не забыть их где-нибудь в углу матраса. Я собралась быстро, и остальное время наблюдала за сборами остальных, лежала на жёстком матрасе, успевшем намять мне бока и спину. Уже в первый день я могла лежать только на спине и в позе эмбриона на боку, остальные варианты вызвали боль – словно место, соприкасающееся с матрасом, было в болезненных синяках. При этом долго лежать в одном положении я не могла – конечности затекали и болели. Пять ночей я провела с таким мазохизмом и решила в другом домике сразу выбрать себе самый мягкий матрас. Каждый раз, когда конечность отзывалась болью, я вспоминала фразу медика из моей учебной тургруппы: «Тебе на жёстком спать нельзя, тяжёлое таскать нельзя, сильные физнагрузки запрещены, высоко забираться нельзя. Что ты здесь делаешь?»
Когда сборы уже подходили к концу, мы увидели в окне школьников с длинным бревном. Оно было настолько длинным, что пока мы с Наташей собирались, чтобы отнести мусор, школьники успели пронести его от тропинки, видимой из окна, до конца нашего домика.
Взяв мусорные пакеты, мы направились к бане. Там вовсю кипела работа. В прошлый раз, когда мы видели ребят за работой, они под навесом кололи дрова и выносили их под дождь. Зачем – осталось для нас загадкой. Теперь они сооружали мост, соединяя между собой бревна. Одну доску уже перекинули от сухой земли до остатков моста. Теперь вязали вместе три бревна, и, видимо, собрались присоединять к ним третье. Пока мы с Наташей на это смотрели, сторож кордона хмыкнул:
— Они в курсе, что русло есть и за островом?
Загадка, ответ на неё мы не узнали. Отнесли мусор во двор, куда нам сказали и вернулись в домик.
Сборы почти закончились, и вскоре мы вышли на улицу.
Как же приятно было снова надеть рюкзак. Мне вернули только две аптечки и пару пачек печенья. Кастрюлю Юля отказалась отдавать – она слишком удобно уместилась в рюкзаке. Вес около пятнадцати килограмм приятно лёг мне на спину, желавшую чего потяжелее, чтобы размяться. Я затянула пояс и первой направилась к выходу на Киалимскую дорогу.
Дорогу размыло. Приходилось искать места, где вода мельче, засасывает в песок не так сильно. Дальше прыгали по камням, выбирая те, что ближе к поверхности воды, обходили по тропе через лес.
Возле Стрелки устроили первый привал. Я с тоской поглядела на указатели Метеостанция и Три Брата. Так близко, и так далеко.

Не одну меня посещали грустные мысли. Когда мы собрались все вместе, Юля предложила подняться к Трём Братьям. Иначе наше возвращение напоминало ей эвакуацию из района. Руководителя поддержали все, кроме Вари и Азрата. Так что группа разделилась. Азрат пошёл дальше, занимать домик. Мы спрятали рюкзаки в кустах, и налегке отправились вверх тропе. Её тоже не обошёл потоп – нам на встречу бежал бойкий, но мелкий ручей.

Тропа вела нас долго, по ощущениям больше заявленных полутора километров. Начался мелкий моросящий дождик. Вода снизу, вода сверху…
Я сначала шла вместе с Сашей, она всю дорогу рассказывала мне как хочет увидеть глюки на Трёх Братьях. Спрашивала меня о видениях. Я попыталась объяснить как можно доступнее. Потом Саша отстала. Впереди двигалась я, за мной Юля, дальше Ульяна и в конце Саша и Наташа.
Неожиданно передо мной возникла развилка. «I и II Брат туда», «III Брат туда» сообщала она. Поссорились видать – в легенде они вместе вернулись к отцу прощенья просить и окаменели от горя.
Я дождалась остальных. Все вместе мы отправились к первым двум братьям. Идти до них оказалось далековато. Мы шли в прозрачном тумане через лес. Скал не наблюдалось. Неужели их тоже смыло. Уральские горы они такие: пока не упрёшься – не поймёшь, что гора, скала или возвышенность, один лес кругом.
Когда сомнения начали усиливаться, среди деревьев появились скалы. Мы ускорились и выбрались к скалам. С нашей стороны они походили на большой кубик, который разрезали, так что появились выступы, углубления. Подойдя ближе, мы заметили головы братьев – действительно ветер и вода создали лица гигантов. Ульяша увидела их и стала допытываться – как братья стали такими большими. Объяснили, что они сразу такими родились и так окаменели. Хорошо, вопрос о том, как они смогли окаменеть умер в зародыше.
Возле останцев нашлись две приличные площадки для палаток, кто-то тут останавливается, дышит газами.

Мы осмотрели только часть скалы, не стали обходить. Как дождь поутих, Наташа нас сфотографировала на фоне Братьев.
Пока мы там бродили, к нам вышла девушка. Она тоже жила на кордоне – сразу узнала нашу группу. Обменялись впечатлениями. Потом она ушла в сторону третьего брата. Мы нагнали её по дороге к развилке, обогнали, и первыми добрались до скалы.
Тропа к Третьему заросла травой, бывшей по ногам. Штаны быстро пропитались влагой с растений, как не промокли под дождём.
На третьего Брата мы посмотрели издали, не стали приближаться сквозь заросли. Наташа сняла его, и мы отправились обратно. На обратном пути, Саша стала ныть, что не видела глюков. Мама ей начала что-то объяснять, но я не слышала, убежала вперёд.

К моменту, когда мы спустились, дождь закончился. Наташа достала перевальную шоколадку и поделила на пятерых. Мы отдохнули и отправились к бродам через Киалимы. Над головой в это время появилось голубое небо, порадовавшее нас. Потом выглянуло солнце и попыталось нас согреть.
Возле брода собралась группа школьников, которую Юля с Наташей встретили у подножия Круглицы, когда ребята с рюкзаками за спиной думали – идти наверх или нет. Теперь они рубили берёза для создания перехода через разлившую реку. Тонкую, правда, на детскую ногу.
Река разлилась. Стала шире, глубже – камни исчезли. Поток бурно нёсся вниз.

Юля сбросила рюкзак и разведала местность. Разведка показала – лучше брод здесь. Руководитель первой переобулась, взяла рюкзак Ульяны и перешла реку. Река оказалась не глубокой – не выше колен. Следом на спине, как рюкзак перенесли Ульяшку. Дальше перешла Наташа с рюкзаком. Я переходить так испугалась, ещё свежи воспоминания прошлого года, когда я чуть не утонула в Аламедине. Юля предложила идти стенкой. Я тоже переобулась. Отдала руководителю рюкзак. Юля взяла за пояс Сашу, Саша – её и Наташу, Наташа – дочь и меня, я – Наташу. Так стенкой мы перешли бурный поток, оказавшийся не таким быстрым и опасным, как мне виделось. Возле соединения двух проток мы расцепились – дальше воды были спокойными. Наташа предложила школьников перевести так же, взяв с каждого по сотне – как раз хватит, чтобы окупить траты в походе. Оглянувшись, мы увидели их толпу в разноцветных накидках, застывшую среди деревьев и наблюдающую за нашим переходом.
Мы благополучно добрались до берега. Наташа побежала за Юлиным рюкзаком и ботинками. Я села переобуваться. В это время Ульяшка закатила истерику. Девочке стало обидно. Её перенесли на спине, а мы штурмовали реку. Все – от Юли до Саши стали убеждать, что ничего приятного в этом не было, и Ульяне повезло больше всех. Остальные тоже хотели бы ехать на Юлиной спине, но ноги слишком длинные и вес не тот. Вода ледяная, а течение такое, что маленького ребёнка собьёт и унесёт. Разве что про водяного и русалок не упомянули в качестве аргументов.
Пока мы переобувались, школьники за кустами перекинули на другой берег тонкое бревно, и начали по нему перебираться. Потом к бревну добавили перила. Юля с ужасом посмотрела на эту картинку и быстро отправила группу дальше. Не доверяла наша руководитель таким препятствиям.

Второй брод мы преодолели уже быстрее.

Пока переобувались на другом берегу, Ульяшке разрешили намочить ботинки.

Или она их уже намочила, так что было всё равно. Получив разрешение, ребёнок с восторгом прыгнул в ближайшую лужу, подняв брызги. Пришлось отправить её подальше – остальным мокнуть как-то не хотелось.
Дальше путь состоял из рек с камнями, обходов через лес, обходов по земляным «бордюрам» и возвышенностям. Я радовалась ботинкам, которые до сих пор оставались сухими. В нашем отряде такими обладали уже всего два человека – обе Юли. Потому что у нас ботинки были с гортексом – пока через верх не зальёт, будут сухие, а как зальёт, так всё, сушка на неделю.
На середине пути мы встретили группу из четырёх парней. Они сообщили нам, что Азрат с Варей уже на приюте и заняли первый домик, где жили ранее они. Что тропа к приюту так себе, а дальше вообще без верёвки не пройти, и Олений мост на Большой Тесьме снесло, а Железный ушёл под воду. Что-то упомянули, что в приюты не пускают и не выпускают. О чём это они я не совсем поняла. Потом расспросили нас о дороге. Мы рассказали всё, что знали, и попрощались.

Прошёл час или полтора после встречи. Солнце спряталось. Тучи сгустились. Дождь быстро превратился в ливень. Я ускорилась. Выбирала места посуше. Залезала в лес, пытаясь обойти глубокие места. Несколько раз погрузила ботинки в воду, и они подмокли изнутри. Ветровка уже не выдерживала такое количество влаги, а штаны промокли как вниз, так и вверх, распределив воду по всей поверхности. Капли стали больно бить по рукам, державшим треккинговые палки. Я пригляделась. Это начался град. Мелкие кусочки льда сыпались с неба. Если б в этот момент предложили сделать привал, я бы послала просящего в Киалимскую падь. Плохо было всем. Мы без остановки шли до приюта.
Я обогнала остальных, и немного боялась свернуть не туда или пройти мимо. С другой стороны, подумалось мне, убежать далеко до Усадьбы я вряд смогу. И Юля с Наташей упоминали щит с приветствием от приюта.
Я дошла до состояния отрешённости от окружающей обстановки, почти не обходила ручьи и мечтала о тёплой печи или хотя бы сухой одежды. Впереди появился стенд «Добро пожаловать на приют Таганай». «Ещё метров сто», — вспомнила я слова руководила. Приободрилась и быстро прошла оставшиеся метры.
Поляна приюта появилась неожиданно. Я огляделась. Дом с номером 1 стоял прямо передо мной. Он отличался от остальных кривой трубой. Она смотрела не вверх, а в бок.
Я зашла в предбанник и постучала.
— Войдите, — откликнулись из-за двери голосом Азрата.
«Добралась», — облегченно подумала я и вошла.
Азрат моему приходу обрадовался. Помог снять рюкзак и объяснил план действий – снять вещи, вытащить всё необходимо из рюкзака, а сам рюкзак под нары.
Пока я раздевалась до купальника, пришли Юля с Ульяной, а за ними соседи из четвёртого домика. С ними у нас состоялся прелестный диалог. Нас спросили о дальнейших планах, а потом начали ныть о том, что если идти в ботинках – они намокнут. Может лучше в сапогах? Или переждать пару дней? Наша Юля была непреклонна – только ботинки (в сапогах все ноги убьёшь по такой дороге) и только завтра, чтобы не ломиться в последний день. Да и вообще мы им не начальники, а наши дети всё прекрасно выдерживают.
Когда в домик зашли Наташа с Сашей, и стало совсем тесно, озадаченные соседи ушли. Поход, это поход, что они ожидали при такой погоде?
Небольшой первый домик мы завесили весь. Опять же кроме нар, потому как на них спать. На нарах вполне помещались пять-шесть человек, но в одном месте крыша протекала. Там собралась приличная лужа. Чтобы не мокнуть, мы решили спать по обе стороны от неё, а Наташа устроилась на лавке возле стола.
Сидеть в тёплом доме, отапливаемым маленькой печкой, в сухой одеждой было прекрасно. Если за четыре дня домик нам надоел, то после четырнадцати километровой прогулки стал снова приятен.
Дети быстро ожили. К ним присоединилась выспавшаяся Варя. Когда дождь закончился, они в сухой одежде и сапогах ушли гулять.
Пока мы отдыхали, Азрат рассказал о последних событиях. Осадков выпало больше, чем в весеннее половодье, мосты снесло и затопило, но один мужчина смог сегодня преодолеть Нижнюю тропу. Он спустился с Круглицы, и вечером уже добрался до Усадьбы, перейдя все разлившиеся реки. Тем не менее, туристов было приказано задержать на приютах, и наше появление весьма озадачило смотрителя Таганайского приюта. Нам же никто не препятствовал в выходе с кордона, до прихода на Таганай мы про сие и не ведали.
Дождь подтопил и приют. По тропинкам бежали ручьи. Особо бурные текли под новым туалетом, ещё не открытым, стоящим напротив старого, который вода обходила стороной. Дорога к ним стала медленной речушкой. Реки здесь все бежали в Киалим, что дало новую порцию стёба над порталами до Киалима или Миасса без возвращения обратно, а точнее обратно только с прохождением всего уровня заново.
Заснули мы очень поздно. Дети дослушали историю об Урфине Джюсе, потом все долго не могли заснуть и вертелись. Рядом со мной капала вода на матрас. Зато я спала на мягком, и всё тело отдыхало и радовалось.

Автор фото Н. Кузьмина

Часть первая|Часть вторая|Часть третья|Часть четвёртая|Часть пятая|Часть шестая|Часть седьмая|Часть восьмая|Часть девятая|Часть десятая|Часть одиннадцатая

У меня закончились фотографии, поэтому выкладка следующей части может отложиться.

Leave a Reply