Странствия на Таганае — Детский поход 2014 года

Брод длиною в Таганай23 июля 2014

Когда ночуешь в домике на поляне посреди леса, утром хочется увидеть солнышко, услышать щебетание птиц…
Вместо этого у нас с потолка ритмично падали капли. Лужа от них успела расползтись во все стороны и подобраться к моему спальнику.
Одежда всё ещё оставалась влажной, а ботинки мокрые. Если с ботинками я уже смирилась, то невысохшие декатлоновские вещи вызвали у меня грусть. Какая сегодня будет погода — неизвестно, это раз. Тащить в отдельном мешке недосохшее не хочется, это два. Я в итоге могу остаться в одном ночном комплекте, это три.
Уровень воды за ночь успел ещё подняться. Я надела флиску и мокрые ботинки и вышла на улицу. Дорога до туалета совсем скрылась под водой, по ней пришлось идти вброд. На этой речке даже течение появилось. Ну а воды закрытого портала продолжали нестись вниз перпендикулярным потоком.
Позже, когда мы позавтракали, заморосил дождь. Это никак не повлияло на решение идти. Я к тому времени смогла досушить одежду, и переоделась, спрятав полностью сухую в гермомешок. Пока я ожидала остальных, штаны на мне совсем высохли.
По просьбе Юли, разговорившейся вечером со сторожем, тот при ближайшем сеансе связи предупредил Усадьбу и забронировал для нас домик. Мы намеревались попасть в него сегодня. Чем раньше, тем лучше.
Когда сборы закончились, я надела влажные носки. Они пытались высохнуть на печи, и надевать их оказалось не так противно. Сверху надела влажные ботинки и сухие гамаши.

Мы выбрались на прохладный воздух и двинулись к Нижней тропе.

Возле приюта дорога была более-менее. Мы обходили её по камням, бортикам, брёвнам, островкам. Но уже через полкилометра дорогу затопило полностью. Я сначала пробовала искать обходы, потом плюнула и пошла вброд. Остальные поступили так же. Всё равно обувь мокрая, одежду можно высушить, а у некоторых членов группы вообще непромокаемые штаны специально на этот случай.
Вчера вечером, сидя в домике, Наташа жаловалась на неправильность нацпарка: дороги и реки в одном месте. Надо, чтобы дороги в одном, реки в другом, и если хочешь на них посмотреть, то идти туда-то. Под конец она добавила, что даже в водном походе за всю её походную практику не было столько воды как тут. У остальных с практикой мокрых походов было так же. Поход торжественно назначили именем Водяной вороны и посетовали, что мосты для оной снесло. Не помню из какого произведения Юля с Наташей взяли идею. У меня же Водяная ворона ассоциировалась с алькоровским концертом в августе 2007 года, когда Москву затопило. Я без зонтика по колено в воде шла в Альпийскую галку на концерт. Следом под зонтиком шла мама, так же бродя лужи.
На первом сухом месте, да такое нашлось на нашем пути, мы устроили привал. Отдохнули и двинулись дальше. Высота воды в новых реках не превышала 20 сантиметров, так что сверху ботинки, защищённые гамашами, не заливало. Мне всё равно казалось, что через язычок я уже намочила ботинки. Как же я ошибалась. Через пару километров дорога стала шире, более травянистой с илистым дном и глубиной сантиметров сорок, если не больше. Вот тут я поняла что значит, когда ботинки залиты. В них начало хлюпать.

Преодолев самые глубокие места, я оглянулась. Азрат нёс Варю над головой, остальные преодолевали вброд. Высота воды никак не повлияла на настроение Саши и Ульяшки. Напевая «Мы – вездеходы, мы — водоходы», они двигались вперёд и активно орудовали палками.

Дальше вода уже не поднималась так, а оставалась на уровне 15-20 сантиметров.

На ближайшем привале мы по очереди выжимали воду из ботинок. С такой скоростью, что Наташа смогла всех запечатлеть.

Знак водораздела мы не заметили. Просто в какой-то момент после непродолжительного сухого участка реки потекли в другую сторону – вперёд, а не на нас. Вскоре за поворотом стала видна Каменная река. Возле неё устроили привал и сходили прогуляться к реке.

Каменная река – это большая долина, заполненная самыми разными валунами. Кое-где встречаются островки с соснами, а вдали со всех сторон виднеются горы.

Пройдя по камням, мы с Сашей отчётливо услышали журчанье ручья. В описаниях путешественников говорилось, его можно услышать, если встать на камень, замереть и прислушаться. Мы же слышали даже когда шли. Вода поднялась и шумела.
Азрат конца нашей прогулки не дождался. Они с Варей быстро осмотрели место и отправились дальше. Когда наш женский коллектив вернулся к рюкзакам – их уже не было. Мы тоже не стали рассиживаться. Подняли рюкзаки и в путь. По реке, преодолевая пороги, ямы, водопады.

Ульяшка продолжала радоваться возможности идти в воде и выбирала самые глубокие места, окунаясь туда чуть ли не по пояс. Иногда она мешала идти вперёд тем, кто искал места побезопаснее.

Вскоре нас нагнала группа школьников в сапогах и полиэтиленовых пакетах на ногах. Они поздоровались и спросили как нам идётся. Отлично, ответили мы.
В этих местах рек стало меньше, а сухих островков больше, но мы всё равно двигались по воде, не утруждая себя поисками обходов. Такими нас увидел мужчина, одетый как грибник на охоте. Он шёл со стороны Усадьбы и уже повстречал Азрата, устроившего привал возле Каменной реки. На нас, идущих напрямик по воде, он смотрел круглыми глазами, это он просто не видел, что там дальше. Зато легко опознал и передал сообщение.
Для нас же дорога становилась всё суше и суше. Последний поворот до выхода к месту привала мы вообще прошли по слегка влажной земле.

Когда я подошла, Азрат уже достал горелку с котелком и собирался идти за водой. Варя бегала рядом и искала грибы.

Когда подошла Юля, встал вопрос – готовить суп или нет. Мы решили, что ну его. Чая попьём с бутербродами и сладким и хватит.

Вскоре мы все собрались у края дороги. Вода не торопилась закипать. Варя с Азратом ушли на поиски лисичек. Саша с Ульяной убежали бегать по каменной реке. Вернулись они все вместе с несколькими пакетами лисичек. Варя принесла и гордо показала нам подосиновик, единственный среди маленьких лисичек.
После перекуса Саша с Ульяной взяли кружку и пошли к ручью брызгаться. Когда их позвали делать групповое фото, Ульяша стоя на камне размышляла как лучше выплеснуть воду, чтобы она попала в кадр и на Наташу. План, конечно, не удался. Зато мы нашли другое развлечение. Последняя попытка сделать общий снимок закончилась тем, что крышечка от фотоаппарата упала в Каменную реку. Случилось этот в тот момент, когда Азрат протянул руку, чтобы её взять во избежание этого. В итоге он посчитал себя виноватым.
Азрат отогнал нас подальше от места падения и стал по очереди поднимать камни размером со школьный портфель. Один, второй, третий… Десяти минут не прошло, как Азрат их поднял, отодвинул и сунул руку в щель. И вытащил крышку, которую вручил Наташе. После вернул камни на место. Туда тут же сбежались девчонки, но их быстро прогнали – не хватало ещё Варю вытаскивать таким же способом.

Дальше дорога немногим меньше километра была затоплена, а потом началось разделение между ручьём и дорогой. Потом пошла серия переправ по свежим мостам – их явно соорудили не так давно, хоть и не вчера. Мы раза четыре пересекли притоки Тесьмы, возле которых воды разлились и на дороги, заставив нас снова идти вброд.

За сто метров до Железного моста Юля разрешила мне вырваться вперёд и ждать на том берегу. Я быстро преодолела расстояние, вышла на открытый участок и увидела как дорога уходит под воду. Это был не просто поток. Стремительный, быстрый, беспощадный и очень широкий. Сердце затрепетало, представив, что здесь его надо переходить…

Я огляделась. Справа на пригорке за деревьями виднелся кусочек железки, а напротив стоял указатель. Я подошла ближе. Мост. Железный мост через Большую Тесьму. Высокий и крепкий. Я прошла по нему, громкая топая и стуча палками от радости. На другой стороне бросила рюкзак и стала ожидать остальных. Пока ждала осмотрела место. Не похоже, чтобы мост заливало – расстояние до реки было больше двух метров, если её уровень поднялся на метр, то это меньше половины расстояния. Где вода точно была – были её следы, а выше они не наблюдались. Как затопление высоких берегов. Но на квадроцикле через такой поток не проехать. Слишком бурный.

Пришедшие ребята присоединились к осмотру моста. Саша нарвала листиков, мы с ней наблюдали как они падали на поверхность воды и резво уносились вдаль. Такой поток точно вброд не перейдёшь. Если ещё мост снесёт, то совсем худо будет. Он пока слетать будет, что-то ещё сшибёт, по пути строения разрушит и последней связи с миром лишит.

Пока мы отдыхали возле моста, над нами начали сгущаться тучи. До этого они тоже висели над головой, но теперь их стало подозрительно много, и они потемнели. Мы предположили, что у них тусовка где-нибудь на Круглице или Двуглавой, где обсуждается вопрос – поливать нас или нет. Какая-нибудь из тут сейчас толкает остальные и поторапливает: давайте быстрее, а том они до усадьбы дойдут.
Мы решили не ждать результата голосования туч. Взяли рюкзаки пошли по тропе наверх. Шли долго, зато по сухому. Ручьи здесь текли по специальным стокам, и очень редко забегали на дорогу.

Вначале восьмого мы выбрались на развилку, где делали первый привал в первый день. Отдохнули и пошли дальше. Я старалась идти, как мы шли в первый день, но на развилке выбрала не ту дорогу. Остальным пришлось идти следом.
Тропа вывела нас к табличке «Добро пожаловать» и стенду Таганайского парка. Мы ещё немного прошли и оказались возле входа в Усадьбу.
В Усадьбе нашу группу сразу опознали. Домик нам они приготовили, но печь и баню не топили. Снова домик был под первым номером, но уже приличный и симпатичный. За ночь с нас взяли две тысячи, больше, чем на приютах. Математика тут оказалась чудной. Домик сдаётся на шесть человек где-то за тысячу двести или триста. За каждого дополнительного участника – двести пятьдесят рублей. В сумме получается явно не две тысячи. В качестве бонуса нам преподнесли тайно затопленную баню (она как раз выходила в пятьсот) и дрова. Маркетинг и обоснование цен у них что ль такие… Баню, правда, мы просили в первый день, а две тысячи с нас взяли за обе ночи.
Пока готовилась баня, Азрат, консультируясь со сторожем, растопил печь, которая сначала заполнила комнату едким дымом, но Азрат справился и с этим. Потом, поручив следить за печью Наташе, он побежал в магазин за пивом. Наташа следила, параллельно сводя счета, чтобы понять кто сколько и кому должен. Суммы у неё некоторое время не сходились. Образовалась лишняя тысяча, которая в итоге оказалась недорастраченным общаком.
Юля в это время готовила ужин на веранде, где мы развесили мокрую одежду и оставили рюкзаки. Девочки прыгали со второго этажа нар на первый, пока Саша не почувствовала себя плохо, от усталости — мы сегодня прошли 14 километров — у неё поднялась температура. Так что девочка забралась в спальник и тихо там лежала. Остальных попросили ей не мешать.
Я устроилась в углу нар и мечтала, чтобы ноги перестали отниматься в районе лодыжек, которые провели весь день в мокрой обуви, поясница, спина и шея болеть. Надежда была на баню, что там распарит, прогреет и всё пройдёт.
Надежды не оправдались. После ужина мы пошли в баню, оставив Сашу сторожить домик. Баня оказалась маленькой – предбанник, где снимают одежду и переодеваются и парилка, где моются и парятся. Я когда туда зашла, сразу захотела вернуться в предбанник, где тоже тепло, но не так сильно. Но не сделала этого. Села на самую низкую лавочку возле Юли.
Первыми помыли детей, одели и отправили в домик, чтобы они спрятались в спальник и заснули. Второй взялась мыться я, потому что уже не могла находиться в парилке. Остальные временно переместились в предбанник.
Пока я мылась, Юля один раз сбегала к домику и постучала в окно. Носившиеся по домику дети с визгом попрятались в спальники.
После мытья, я оделась, оставила ребятам свой фонарик и ботинки, сушившиеся возле печки, и ушла в домик, оставив родителей пить пиво в парилке.
Когда я открыла дверь, дети снова закричали. Потом увидели меня и успокоились.
— Это Юля, а не вампир, — сказал кто-то из них.
Пришлось провести краткий обзор по возможности проникновения вампиров в дом и способах защиты. Дети вроде успокоились и перешли общаться на другие темы. Я пыталась довольно вяло их остановить, напоминая, что подъём мы собираемся делать рано, но меня мало слушали. Потом я задремала. Очнулась от чёткого механического мужского голоса, сообщившего, что один ребёнок спит. Я не понимая, откуда тут объявляющий робот, открыла глаза и огляделась. Ульяна храпела на втором этаже. Саша и Варя тихо лежали, но ещё не спали. Я убедилась, что всё в порядке и снова задремала. Очнулась от точно такого же сообщения. Теперь спала Варя. Как заснула Саша, я не видела. В следующий раз я очнулась, когда вернулись родители. По моей просьбе Юля дала мне таблетки от кашля. Потом все разместились на нарах и некоторое время беседовали. Наташа же приставала к спящей Саше с вопросом «Где Серик?» Сериком девочка звала маленького полосатого котёнка из популярной серии игрушек. Саша только отмахивалась и просила не мешать ей спать. В этот момент у меня в голове появилась мысль: «Когда я обещала детям раннюю побудку, я не думала, что она будет настолько ранней».
Вскоре свет выключили, домик заперли, а разговор продолжили. Когда в нём упомянули меня, я ответила, что родители ведут себя в точности как дети пару часов назад. Они рассмеялись и некоторое время ещё разговаривали.
Я просто лежала и пыталась заснуть. Получалось плохо – ноги жутко разболелись, поясница и шея ныли. Я не выдержала. Достала из аптечки нимесил, высыпала в рот и запила водой. Спустя полчаса стало легче, а вскоре я заснула.

Авторы фото Ю. Иванова, Н. Кузьмина

Часть первая|Часть вторая|Часть третья|Часть четвёртая|Часть пятая|Часть шестая|Часть седьмая|Часть восьмая|Часть девятая|Часть десятая|Часть одиннадцатая

Leave a Reply