Странствия на Таганае — Детский поход 2014 года

Златоуст24 июля 2014
Утром Наташу порадовала картинка спящих. Аккуратно около стенки, занимая как можно меньше места, двумя вытянутыми куколками (не зря спальники так называют) лежали я и Азрат. Рядом, развалившись на три взрослых места в позе морской звезды, лежала Саша, у неё в ногах в такой же позе – Варя. Всем хорошо, всем уютно. Ульяна с Юлей спали на втором этаже, где им места много, и ребёнок может ползать ночью по всей полке.

Позавтракали мы чаем с печеньем. Потом зашли в киоск, посмотрели ещё раз на сувениры, и, уточнив время работы, отправились к остановке маршруток.
Маршрутки в Пушкинское приходят часто. Мы сели на ближайшую и поехали к вокзалу. Оказалось, что 15 июля проезд на маршрутке подорожал аж на рубль – в нацпарк мы ехали за 15 рублей, а теперь стоит 16 и объявление в салоне об этом висит.

Около вокзала Юля и Азрат пошли к банкоматам, а мы с Наташей – смотреть поезда на Миасс.

С поездами оказалось не густо. Электричка отходит в пять утра и в пять вечера, и едет больше двух часов. Зато поездов дальнего следования через Миасс проходит много, чуть ли каждые полчаса. Плацкарт от Златоуса до Миасса 600 с хвостиком рублей. Недешёвое удовольствие.
Когда пришли остальные, Азрат встал в очередь за билетами, а женская часть группы зависла над информационным терминалом. Мы нашли тот же поезд, что довёз нас сюда, в нём оказалось больше пятидесяти билетов в сидячий вагон. Прибывал поезд в половину шестого – здесь на железной дороге всё время по Москве, мы специально уточнили в кассе, то есть на полчаса позже электрички, и прибывал в Миасс раньше. Билеты в сидячий вагон оказались в два раза дешевле – чуть меньше трёхсот для взрослых и меньше ста для детей. Мы посоветовались и решили – берём.
Тут оказалось, что Наташа свои документы оставила в Усадьбе, как и Азрат Варины. Юля собрала имеющиеся документы и купила на них билеты. После чего Азрат оставил нам Варю и поехал в Усадьбу за остальными.
Чтобы скоротать время, мы поднялись на второй этаж. Там дети обнаружили включённый телевизор на территории закрытой детской зоны и сразу же сели на спинку дивана смотреть старое американское кино. Мы заняли скамейку.
Юля некоторое время поглядывала в окно, потом не удержалась и отправилась в магазин «Подарки», чья вывеска смотрела на нас. Вернулась она оттуда с коллекцией пирамидок из змеевика, поделочного дешёвого камня. Следом отправились Наташа и Саша, и тоже вернулись с пирамидками большего размера. Одну тут же стала выпрашивать Ульяна, причём не ту, которую её мама попросила купить.
Последней в магазин ушла я. В это же время подъехал Азрат. Он пересекал вокзальную площадь, когда я вышла на улицу.
Магазин был типичным магазинчиком разных мелочей для подарков. Только одну полку отвели для поделок. Я решила не отступать от остальных и тоже купила пирамидку. И не только её. Ещё скол камня на подставке с картиной зимнего леса.
Вернувшись на вокзал, я увидела Азрата возле касс. Сообщила остальным о его прибытии, и мы спустились.
Покупка билетов завершилась удачно. Теперь до утра о них можно забыть. Нас ждёт город.

Как показала разведка, продавщицы бабушки на другой стороне улицы не знают как добраться до города и музея. Зато об этом знает водитель трамвая. Азрат, не теряя времени, пообщался с ней, когда трамвай подъехал к остановке. Потом крикнул нам, чтобы загружались.
В процессе погрузки мы потеряли Варю. Обнаружили это, когда мы с Наташей залезали в салон. Громко закричали по имени, и Наташа побежала на другую сторону. Когда она за руку вела растерянного ребёнка, Азрат выскочил из другой двери, но его быстро вернули. Мы все сели, и трамвай тронулся.
Контролёр взял с нас по 13 рублей – столько стоит проезд в Златоусте на общественном транспорте.
Сначала трамвай ехал в сторону Пушкинского, потом сделал разворот на 180 градусов, но уже по другим улицам. До города он ехал довольно долго. Из района с высокими домами вы выехали к одноэтажным домикам, спрятавшихся среди деревьев. Видели памятник паровозу.
Наташу начали мучить страшные предчувствия.
— Ребята, — обратилась она к нам. – Мы точно в ту сторону едем. Впереди какая-то деревня.
Мы могли только пожать плечами.

Вот трамвай достиг моста через Ай, впереди уже виднелся город. Указатель у дороги показывал: оружейный завод там. Мы поняли – добрались, и на ближайшей остановке сошли. Как раз напротив фирменного магазина Златоустовской гравюры. Мы туда зашли как в музей – много экспонатов и все по большим ценам. При этом выбрать себе нечего. Дети, правда, сразу начали просить, чтобы им купили пушку. Маленькую такую, можно сказать детскую, длиной немного больше полуметра и диаметром сантиметров двадцать. И стоит недорого – всего каких-то 30 тысяч. Минут за десять, пока мы осматривали дорогие наборы, ножи и картины, Юля смогла объяснить Ульяше, что пушка дорогая и очень тяжёлая. Тогда девочка нашла замечательный кинжал отделанный золотом и изумительным рисунком. Подвела к нему маму, сказав:
— Купи, это дешевле и легче. У тебя же есть с собой такая сумма.
Юля посмотрела на ценник в двадцать пять тысяч:
— Дааа… После такой покупки мы месяц будем сидеть без еды, на него смотреть.
Так ничего не купив, мы вышли из магазина. Продавщицы подсказали как пройти до музея, туда мы и направились.
По дороге Саша мне пожаловалась, что голодна. Я её поддержала и пообещала, что мы скоро поедим.

Музей мы нашли быстро, зашли внутрь узнать, когда он закрывается и какой порядок посещения. Нас обрадовали, что до закрытия ещё два с половиной часа.
Посещение музея отложили, и отправились на поиски кафе. В радиусе видимости ничего похожего не было. Только надпись с ценами на заборе. Пришлось углубиться дальше. Саша уже начала ныть, а не только жаловаться. Пришлось её одёрнуть – ребёнок верил, что взрослые спокойно обходятся без еды и не чувствуют дискомфорта, в отличие от нежного ребёнка.
Тут мы увидели вывеску пиццерии. Настроение у всех сразу поднялось. Дети перестали капризничать и ускорили шаг. Вскоре мы открыли дверь «Перчика» и зашли. В первом зале массивные столы были рассчитаны на небольшое количество гостей. Мы прошли в соседний зал, где нашли один стол нашего размера, куда уместились всемером. Выбрали блюда, и стали ждать заказ.

Я решила не рисковать и заказала самую маленькую пиццу и салат. Остальные явно переоценили размеры желудков и диаметр пицц. Варя есть почти не хотела, поэтому Азрат ел за себя и за неё. Юля заказала пиццу себе и дочери: маленькую и большую. Маленькую съели, с большой вышла проблема. Наташа заказала на двоих максимальную. Её принесли на огромном подносе с подставкой. Они наелись быстрее, чем еда закончилась, и остатки пиццы попросили завернуть с собой.

Так с большой коробкой мы отправились в музей.

В музее купили билеты и сдали все лишние вещи в камеру хранения.

Нам выдали номерки, и мы пошли бродить по залам.

Посмотрели камни, флору и фауну, старинные принадлежности, орудия труда и оружие с костюмами, зал ВОВ.

Когда забирали вещи, Азрат ехидно поинтересовался, зачем пиццу в сейф спрятали, чтобы никто не утащил?

Осмотр мы закончили около пяти. До закрытия киоска в Усадьбе оставалось мало времени, пришлось поспешить обратно.

Первая пойманная маршрутка ехала в другую сторону. Тогда мы попробовали дождаться трамвай. Пока стояли, Азрат поймал другую маршрутку. Мы сначала не поняли туда ли она едет, и замерли у входа. Видя нашу растерянность, старушка сказала:
— Садитесь уже, а то я на электричку опоздаю.
После этого мы уверенно сели в маршрутку.
Нас довезли до посёлка. Там Азрат вместе с детьми пошёл смотреть птиц, а мы отправились в Усадьбу, докупать сувениры и просить дождаться Азрата.

Пока женщины изучали витрины, я успела зайти в домик и найти кота, вольготно лежащего на палатке. Пришлось его оттуда согнать, пока не начался приступ аллергии. Кот далеко не ушёл, уж очень ему здесь понравилось.
Вскоре прибыли дети с Азратом. Девочки занялись игрой. Азрат купил что хотел, и они с Юлей ушли за продуктами. Я в это время задремала в домике. Наташа разбиралась на веранде. В процессе складывания палатки она услышала кошачье шипение – это два кота, один на веранде, другой рядом, начали выяснять отношения. Наташа загородила их моим рюкзаком, и звери переместились на другую часть веранды. Из-за кошачьей войны, девочкам запретили приближаться к зверям во избежание травм. Они с одной стороны послушались, но при этом отгоняли рыжего кота.
Когда продукты принесли, все занялись работой. Наташа – глинвеном, Юля салатом и фаршированными помидорами, Азрат шашлыком и картошкой с лисичками. Я дремала, а потом заполняла заметки. Дети строили очередной домик для кота.
Когда мне надоело сидеть в домике, а заняться готовкой никто не предлагал, я взяла аппаратуру, и пошла снимать процесс. По его окончанию Азрат попросил принести меня воды. Я пообещала добыть бутылочку и всё принести.

Возле ручья в любимой позе Багиры сидел кот и наблюдал. На меня кинул только один взгляд и отвернулся. Я проследила, куда он смотрит. На мосту лежал рыжий и неотрывно смотрел на чёрного. Кошачьи разборки продолжались.

Я набрала воды и отнесла её Азрату. Когда вернулась, на роднике оказалась только Наташа. Она рассказала, что произошло. Рыжий спустился с лестницы и проходил мимо с выражением на морде «то ли врезать, то ли пройти мимо». Не утерпел. Врезал. Чёрный кот пулей улетел в сторону пруда, а рыжий гордо удалилась к домикам.

Ужин вышел сытный и вкусный. И даже праздничный. Мы отмечали конец похода, утреннее пересечение границы Европы и Азии и прощались с Таганаем.

Дети шашлык осилить не смогли и отдали его рыжему коту, расположившемуся под столом. Ели мы в той же беседке, где начинали путь. Едой его начали, едой и закончили.

Собрали всё со стола, помыли посуду, и легли спать. Подъём планировался в пять по таганайскому или в три по московскому.

Авторы фото Ю. Иванова, Н. Кузьмина

Часть первая|Часть вторая|Часть третья|Часть четвёртая|Часть пятая|Часть шестая|Часть седьмая|Часть восьмая|Часть девятая|Часть десятая|Часть одиннадцатая

Leave a Reply