Странствия на Таганае — Детский поход 2014 года

Миасс25 июля 2014
Сначала зазвонил мой будильник, но никто не пошевелился. Как самая быстрая в группе по сбору рюкзака, я тоже лежала и не шевелилась. Через несколько минут сигнал подал Юлин. Потом снова наступила тишина. Прошло некоторое время прежде, чем я услышала шевеление на втором этаже нар.
Я восприняла это как сигнал к подъёму и сразу начала разбирать по кучкам вещи возле меня.
Следующие два часа были посвящены сборам. На улице в это время то начинался, то прекращался дождь, а по звукам даже целый ливень.
Чёрный кот провёл ночь на Юлиных вещах, а утром ему скормили остатки пиццы. Вот тут мы и выяснили, что живность не бездонная – пиццу кот не доел, а пришёл к вещам руководителя и улёгся на них.

Пока собирались, заварили чаю и сели конфеты. Сонные дети постепенно оживали и настраивали себя на выход.
Выбрались мы в семь часов, позже, чем собирались мы с Юлей, но как хотел Азрат. Он запер домик и отдал ключи охране. С рюкзаками и сумками мы двинулись от нацпарка к остановке. Кругом стояла тишина, только солнце медленно выбиралось из-за горизонта.
За шестнадцать минут все мы добрались до маршруток – кто раньше, кто позже. Выбрали ту, что побольше, чтобы наши рюкзаки свободно разместить, сели. Пока ехали. Азрату пару раз пришлось сдвигать рюкзаки, чтобы входящие люди могли сесть.
Минут за десять добрались до вокзала. Поезд ещё не прибыл, куда идти мы не знали, объявления на таблоиде не вывесили. В это время к нам подошёл турист. Мы с его группой встречались на Таганае. Они возвращались раньше нас и по верхней тропе, так что им пришлось тянуть несколько переправ на разлившихся Киалимах и Большой Тесьме. Мы рассказали о своём маршруте без переправ и верёвок, но с многокилометровым бродом.
Ровно за минуту до прибытия поезда объявили, что он стоит на девятом пути, куда идти надо через тоннель. Похватали вещи, простились и поспешили на поезд. Хорошо, стоянка здесь полчаса, всё можно успеть.
Мы нашли вагон, забрались внутрь, пристроили вещи и упали на сиденья досыпать.
Ровно в восемь ноль три поезд тронулся, и я задремала. Очнулась без десяти девять. Дождалась пока до остановки останется пятнадцать минут, и отправилась проверять, чтобы остальные не проспали.

С поезда мы сошли быстро. В это время у Азрата скрутило живот. Юля остановилась, чтобы дать ему таблетку, а остальные пошли в сторону вокзала – здесь нам тоже надо было пройти по тоннелю.
На вокзале мы сдали вещи в камеру хранения и оставили Азрата отдыхать. Варю взяли с собой. Девочку поручили мне, поскольку детей в группе трое, взрослых осталось только трое, каждому по ребёнку, и все под присмотром.
Выйдя с вокзала, мы сначала просто шли прямо по улице, выглядывая кафе. Первое найденное начинало работать с десяти часов. Оставалось несколько минут, а движения внутри заметно не было. Пришлось идти дальше.
На улице 8го марта мы повернули налево. За ЗАГСом увидели табличку пекарни и отправились к ней. Время уже перевалило за десять, но и пекарня оказалась закрытой. Тогда Саша начала ныть, обвиняя всех взрослых в чёрствости и голодовке. Наташа не выдержала. Громко на всю улицу она ответила:
— Саша, мы тоже хотим есть. Но ты же видишь – здесь всё закрыто. Где мы возьмём еду?
Мы развернулись, собираясь продолжить поиски, как открылись окно и дверь. В них появились женщины. Они позвали нас внутрь и пообещали накормить.
Мы зашли. В предбаннике магазина стоял круглый столик и несколько стульев. В соседней комнатке стояли две витрины со сладостями и пирожками. На полках располагались вода и соки. Мы столпились у витрины, разглядывая, что купить. Варя сначала попросила сладкую косичку, но ей объяснили, что это не еда. Тогда ребёнок скромно выбрал сок и пирожок, а потом тихо сидел за столом завтракал.
Мне для покупки пришлось занимать деньги у Юли. Сдачи с тысячи в продавщиц не нашлось.
Уже с едой мы разместились вокруг стола. Наташа поинтересовалась моими ощущения от материнства.
— Да как-то быстро меня от него избавили, — ответила я.
— Вот оно так всегда, — согласилась подруга. – Сначала ухаживаешь, а потом тебе говорят: а не пошла бы ты нафиг мама.
После перекуса все, кроме Юли купили вкусные пирожные. Мы с Сашей выбрали похожие на Спанч-Боба, у остальных оказались похожие на тортик. Юля же доела сладкое за Ульяной и Варей, которым порция показалась слишком большой.
Перед уходом хорошим и послушным девочкам купили по сладкой косичке. Ульяша свою сразу съела, а Варя спрятала в карман.

Пока мы сидели в пекарне, продавщица разузнала у нас, куда мы отправляемся. Посетовала, что нас много – а то бы отвезла на своей машине. Зато подробно рассказала куда нам ехать. Чтобы добраться до минералогического музея, надо сесть на 39 маршрутку, что останавливается со стороны ЗАГСа и ехать на ней четыре остановки до самого конца.

Маршрутку пришлось немного подождать. Когда она подъехала, я сразу схватила Варю, чтобы избежать вчерашнего повтора пропажи ребёнка.

Снова мы ехали куда-то за город. Сначала это вызвало ехидство, а потом Юля вспомнила, что музей часть заповедника, а значит должен находиться за чертой города. Нас действительно привезли в пустынное место: кусты, деревья, трава, дорога. Остановка, магазинчик и лестница на пути в музей, на краю которой расположились продавцы.

В музее каждая из нас купила взрослый, детский и фото билеты.

Потом были три этажа с экспозициями: два с камнями и третий – краеведение. Уже в третьем зале с камнями у нас начало рябить в глазах, а руки устали снимать. Мы увидели осколки челябинского метеорита, искусственные и настоящие камни, самые разные малахиты, в том числе африканский, похожий на бархатную пластику.

Подивились изделиям из горного хрусталя и карте местности, сделанной из камней.

Нашли старый гранильный станок. Наташа довольно ткнула в него пальцем и сказала:
— Здесь делали сильмариллы.

На третьем этаже мы посмотрели на экосистемы, поискали яйца и гнёзда птиц, а потом плюхнулись обессиленные на лавочки. Пока мы отдыхали, позвонил Азрат. Ему стало намного легче, так что он собирался подъехать. Юля объяснила, как добираться.

Последующие часа два или три мы провели, наматывая круги по трём магазинам. Саша с Ульяной постоянно что-то просили купить. Варя же зависла сначала у одной витрины, потом позвала меня, показав, что хочет. Я пообещала – придёт папа, ему и скажешь. Девочка согласилась подождать. Во втором магазине она нашла пирамидку из оникса и решила, что та вещь ей не нужна, лучше попросит пирамидку.

Азрат всё не ехал. Мы начали подозревать, что он отправился в другую сторону, а Варя волноваться. Когда девочка устала мотаться по магазинам, я показала ей, где можно сидеть. Варя там отдохнула и пошла к выбранной пирамидке, любоваться на неё. Я в это время подбирала себе серьги. Когда я уже перешла к выбору магнитов, рядом появилась Наташа с намерением купить Варе пирамидку:
— Ребёнок на неё тихо стоит и втыкает. Пусть получит за хорошее поведение, — сообщила она мне.

Действительно, получив пирамидку, Варя стала самым счастливым ребёнком на свете. Тут ещё и папа появился, удвоив детское счастье.
После музея мы поехали обедать в кафе быстрого обслуживания, что утром было закрыто. Это оказалась типичная столовая небольших размеров с приличной и недорогой едой.

После обеда начались сборы к поезду. Мы, испытывающие голод по печатному слову, зашли в местный книжный магазинчик. Там я и Наташа купили Толкина с красивыми обложками: Легенду в Сигурде и Гудрун, Детей Хурина и Сильмариллион. Потом мы отправились в Магнит за продуктами на поезд. Магнит на улице 8го марта выделялся своими размерами – огромный супермаркет с парковкой и парой этажей.

С продуктами мы вернулись на вокзал. Детей сначала сводили на батут, потом они развлекались со сканвордами, когда им надоело, а нам надоело слушать как им всё надоело, пришла сотрудница вокзала и сообщила, что они включили Чебурашку. Дети радостно побежали его смотреть. Чебурашка и пара часов тишины нам стоили 60 рублей.

В ожидании поезда мы то дремали, то читали, то бродили по вокзалу. Я обнаружила, что жадно глотаю печатные буквы, не особо вникая в смысл. Не, я понимала объяснения Кристофера Толкина, и даже что-то запоминала, но больше наслаждалась процессом чтения. Ещё я поняла, что под Толкина хорошо засыпается. Правда, больной шее от этого легче не становилось, и я то и дело вздрагивала, причиняя ей ещё большую боль.
Ближе к шести часам по громкой связи начали передавать, что электричка Челябинск-Златоуст задерживается. Наташа подозревала, что это её электричка, всё равно готовилась идти в камеру хранения за вещами. За полчаса до прибытия поезда она нас покинула. Попрощалась и вместе с Сашей ушла. Минут через десять Наташа вернулась.
— Я из Челябинска. Мне там не понравилось, так что я к вам, — сообщила она.
Оказалось, что электричку ещё не объявляли, а на платформе плохо слышно к какому пути бежать, так что Наташа решила скоротать время с нами.
Вскоре, объявили о прибытии на пути электрички Миасс-Челябинск. Наташа снова с нами попрощалась, теперь уже окончательно.
Оставшиеся полчаса мы совсем не знали чем заняться. Книгу читать надоело, дремать тоже. Мы с Юлей углубились в изучение детского сканворда, отгадывая его вместе с Ульяной.
Без десяти семь мы забрали вещи и сложили их возле выхода на платформу. Наш поезд ещё не объявляли, а до его прибытия оставалось чуть больше двадцати минут. Люди уже начали скапливаться в вокзале. Все ждали. Какая-то женщина не выдержала и позвонила в инфослужбу. Там ей не смогли дать информацию о путях. Раздосадованная женщина перед отключением возмутилась:
— Как я могу слушать, если мы объявляете информацию так, что не разберёшь.
До прибытия оставалось десять минут. В это время объявили о прибытии электрички, за судьбой которой мы следили – она опоздала больше чем на час. Следом сообщили о прибытии поезда Челябинск-Москва на первый путь. Сказали это громко и чётко, так что все поняли и услышали. Толпа сразу ломанулась на платформу. Мы не ломились, но тоже быстро вышли и встали в центре платформы. Основная масса людей сместилась влево.
Поезд приехал с небольшим опозданием. Когда стало ясно расположение вагонов, толпа ломанула на нас, а мы на них. Разминулись, разбежались. Успели даже до открытия дверей. Возле вагона встретили пару туристов, которых видели во время похода. Узнали друг друга, перекинулись словами.
Когда открылись двери, вошли в вагон, расстроив проводницу, что у всех туристов электронные билеты.
Я быстро разместилась на своём месте: рюкзак под сиденье, еду и вещи первой необходимости на койку. Юля забрала у меня Наташину гитару – у них с Азратом было целое купе для размещения вещей.
По пути домой мы отсыпались и читали. Я очень хорошо засыпала под чтение Толкина. Беспокоила меня только шея – любое напряжение мышц отдавалось острой болью, приходилось тщательно выбирать позу для сна и чтения и напрягать руки, чтобы шея аккуратно опускалась на подушку.
Дети время от времени бесились, но меня не очень беспокоили. Даже решили со мной пару сканвордов, пока им не надоело. Почти все слова они отгадали сами, я им подсказала только самые сложные, которые не всякий взрослый угадает.
На вокзал мы прибыли 27 июля в одиннадцать часов. Нас встречали муж Юли и моя мама. Пока ждали вынесения всех вещей, подошёл Наташин муж, забрать вещи. Юля быстро передала ему всё Наташино. Во время передачи встречающие заметили не съеденные продукты.
— Мы питались аптечкой, — ответила руководитель. – Вот её очень хорошо подъели.
На улице мы попрощались. Юля с Азратом и детьми пошли на Ярославский вокзал. Мы с мамой – метро.
Идти по городу оказалось непривычно. Не верилось, что путешествие закончилось, и я снова в цивилизации.
Авторы фото Ю. Иванова, Н. Кузьмина

Часть первая|Часть вторая|Часть третья|Часть четвёртая|Часть пятая|Часть шестая|Часть седьмая|Часть восьмая|Часть девятая|Часть десятая|Часть одиннадцатая

Leave a Reply