Концерт перед Днём рождения Алькор


К концерту я готовилась заранее. В соответствии с инструкциями психолога. Но всё равно с утра нервничала, чуть ли не обморока (это не преувеличение, это моё состояния последние три недели). К обеду прошло, и вернулось уже ближе к вечеру.

К месту встречи мы все трое – я, Алькор и мама тётушки, прибыли раньше чем сговаривались. Довольно бодро пошли к Археологии, где уже дежурила контролёр, так что я сразу отдала технический список, объяснив кто есть кто и кого ещё пропустить. Дальше меня ждал прекрасный сюрприз – наш стол ПУСТОВАЛ. Да, там никого не было, и на него никто ещё не покушался. Что может быть прекраснее? Я его быстро заняла, и начала разбор инвентаря: камера, фотик, штативы, блокноты, ручки, телефоны. Ещё и забронировала место для колонки и Палпатина. Симка, увы, на лавочку уже не влезала.

Дальше мы с тётушкой стали ожидать появления звукача. Я за это время успела поужинать, связаться с Палычем и Симой, выяснив об их задержке. Около восьми я предложила Алькор потыкать в Грегила, а то она не знала в кого тыкать насчёт звука. Тот звук, конечно, настраивать не начал, но сообщил об отсутствии звукача. Который объявился в тот момент, когда мы с Блэйзом пытались сфотографировать Алькор для портфолио ателье. Чёрное на чёрном, угу. Интересно, ателье нужно фото одежды, или автора исполнителя с автографом? Алькор получилась. Зато одежда – одно сплошное чёрное пятно.
Начало концерта задержалось аж на двадцать минут. Но начался. Сима в этот момент плутала, но в итоге согласилась, чтобы я её встретила. Лидия Ивановна подала мне куртку. Пришёл Палпатин. Я сбила микрофон, получила печать на лапу, чтобы не доказывать потом что оператор. И побежала. Ловить Симку возле храма. Ловилась она с трудом и не с первой пытки, но поймалась. В Археологию мы вернулись без двадцати девять. Я оставила Симу у контролёра и вернулась на место, где от Палпатина осталась одна сумка. Гадая, куда он делся и не съел ли его кто, я продолжила запись песен. Палыч явился через несколько песен. Дальше мы старались, очень старались сидеть смирно и не мешать, но…. я-то писала текст на бумаге, а у братца руки были заняты, так что он отвечал шёпотом. Умная камера это не записала, что хорошо. В это же время со стороны бара начала позли очередная порция дыма. Я начала кашлять, довеском разболелась голова. Ну да. Рядом гремит колонка, с соседнего зала идёт табачный дым. Одного из факторов вполне достаточно для головной боли, а тут их аж два.
Пока я отбегала, Палпатин успел поработать пюпитром, чему возмущался, когда я вернулась. Я потом возмущалась, что он моё место прихватизировал, назвавшись «пюпитром №1».

Перерыв начали после девяти. Закончился он в половину десятого. Алькор перед этим сообщила, что нам придётся задержаться. Задержались мы надолго. Минут на двадцать с песнями, потом ещё со сборами подарков и участников. Обратно мы двигались толпой из шести человек. При этом надо было не потерять Симку, иначе она опять будет плутать по району.
Домой я приехала в половину двенадцатого, перекусила, разобрала рюкзак и плюхнулась на кровать. Утром меня еле подняла мама. До сих пор не отошла – хожу обо всё спотыкаюсь, забываю про чай на столе – ко мне зашла удивлённая мама, решившая, что я заснула, в то время как я режу концерт и плачусь Агнессе. Это называется отходняк от концерта.

Leave a Reply