Мюзикл «Моя прекрасная леди»

В Московской оперетте открылся 89 сезон. И на четвёртый день после его открытия показывали мюзикл «Моя прекрасная леди».
На него мы собрались пойти компанией — я, Даня, друзья сестры и позднее к нам присоединилась Сима.
Внутри Оперетта совсем не изменилась, такая же величественная и красивая, там приятно ходить по коридорам, сидеть на скамьях.
В этот день людей собралось мало, так что наш Балкон 1 яруса закрыли, отправив нас садиться на свободные места. Ребята выбрали партер. Я бы выбрала бельэтаж – люблю, где повыше, но что выбрали, то выбрали.
Свет потух, голос предупредил о запрете съёмки и разговорах по мобильнику, и началось действие. Я уже видела раньше музыкальный фильм, так что сюжет был знаком, как и песни. Но если перевод в фильме кое-какой, и половина песен только на языке оригинала, то здесь все слова и фразы понятны. Я узнавала песни по музыке и наконец-то понимала их смысл.
Сам сюжет построили так, что зрители то и дело смеялись. Над всеми героями, их словами и поступками. В ином месте и с другими интонациями это были бы обычные слова, а здесь показывалась комичной ситуации или нелепость мыслей. Наивное восхищение, эгоистичность, муки и страдания ученицы, спокойствие экономки, которой приходится всё это терпеть… Игра миссис Пирс (Валентины Беляковой) меня особенно поразила. Вроде она просто выходит на сцену докладывать хозяину или уводить беспокойную Элизу (Елену Зайцеву), но глядя на неё ясно видно на ком держится этот дур-дом.
Наиболее впечатляющими эпизодами оказались скачки и разговор с мамой профессора. На вопрос о погоде Элиза начала по памяти воспроизводить фрагменты из книги по метеорологии, руками изображая девушку из прогноза погоды. В обществе того времени, да ещё в элитном обществе, на фоне скачек это смотрелось феерично. Более феерично, чем последующие крики, когда разошедшуюся Элизу пришлось выносить за сцену.
Второй впечатливший эпизод — разговор с миссис Хиггинс (Инарой Гулиевой). Женщины не только прекрасно поняли друг друга и обменялись опытом (что повергло в шок слуг), но и синхронно перешли в наступление на профессора, когда тот затянул «Мама, я ухожу, я почти ушёл, я уже совсем около выхода». В данном случае мистер Хиггинс (Вячеслав Шляхтов) получил, что заслуживал — Элиза не кукла, чтобы её смастерить и выставить.
Фредди (Пётр Борисенко) в мюзикле показан слегка не в себе – вечно что-то ищет, высматривает, напоминает профессоров Жюль Верна. Ещё до встречи с Элизой он вёл себя весьма странновато, но в духе инфантильного мальчика, который сам о себе позаботиться не может. Наш женский совет решил, что если в кино за него Элизу ещё можно было выдать, но здесь однозначно нет.
Меня продолжает радовать взаимодействие актёров на сцене и внимательность к мелочам. По иной реакции можно судить только по мимолётным движениям рук, глаз, мелькнувшей улыбки, что в комплексе показывает цельную картину.
Из всех увиденных представлений на сцене Московской оперетты, данное мне понравилось больше всех. И по дороге домой не сходила с лица улыбка, а в голове крутился мотив «Я танцевать хочу…» Я танцевать хочу… и ещё раз прийти на это представление.

Leave a Reply