Санкт-Петербург


День первый – 25-26 июля
Только дожив до 25 лет, я впервые смогла попасть в Санкт-Петербург. Произошло это из-за короткого похода — коммерческий тур по Хибинам составил всего шесть дней, и так быстро возвращаться домой мне показалось обидным. Так что на фирменном поезде Арктика на обратном пути в десять вечера я сошла на Ладожском вокзале. Там я простилась с Олей и Ритой, новыми знакомыми из похода, встретила сестру, и вместе мы отправились в гостиницу Наука, ту, что находится возле станции Удельная.
Данька прибыла в Петербург на два часа раньше на Сапсане, кроме того, она здесь уже побывала полмесяца назад, так что теперь сестра уверенно вела меня к выходу с вокзала в метро. У Даньки с собой было несколько жетончиков, я же купила билет сразу на 20 поездок, получив на руки карту Подорожник, которую получить легче, чем сдать.
Первое впечатление от питерского метро — да, внешне отличается от московского, людей поменьше, но всё равно не ощущаю разницы. Я как дома. И вот это ощущение «как дома» сопровождало меня все четыре с половиной дня.
С двумя пересадками, ориентируясь не хуже, чем в Москве, мы добрались до Удельной. На улице тем временем стало ещё темнее. После шести дней незаходящего солнца эта смена освещения ощущалась особенно хорошо.
Я достала распечатанную карту, сверилась с направлением и, спрятав её в карман, повела сестру к нашей гостинице. Магазины на нашем пути уже оказались закрыты, светились только небольшой торговый центр и макдональдс — то ли работали, то ли вообще.
Наша гостиница стояла в глубине улицы, похожая на общежитие. Вывеску мы заметили только, когда совсем приблизились. Зашли внутрь. Там нас уже ждали. Дали заполнить анкеты, взяли плату, а после выдали ключ от номера, и подробно объяснили как до него дойти. Ещё рассказали, где душ, но я это плохо запомнила.

В номере я первым делом разобрала рюкзак. Комната быстро заполнилась вещами на просушку, а в коридоре почётное место под стулом заняли грязные и страшные треккинговые ботинки. У Даши вещей оказалось меньше, и разместились они скромнее — их сушить не требовалось.
Потом я отправилась в душ. Первый душ за последнюю неделю. Дорогу до него я уточнила у попавшейся на пути постоялицы. Женский душ находился на первом этаже за деревянной дверью, напоминающей о советских временах. Когда я увидела его впервые, мне стало страшно, будто я не в гостинице, а где-то в заброшенном доме из фильма ужасов. Внутри три кабинки, пол и стены выложены плиткой. Сам душ высоко, с пластиковой «лейкой», теплота воды в нём регулируется методом тыка — да, я не разобралась.

По возвращении в номер, мы с сестрой обсудили предстоящие планы. 26 июля город собирался отмечать День ВМФ, обещали парад кораблей, салют, концерты, пьяных людей в парках. Я была не против посмотреть парад, и при этом сильнее всего желала посетить ледокол «Красин». Дальше, как получится…
Заснули мы поздно, кажется уже 26го, а встали в восемь утра. Вставали очень медленно и неохотно, подбадривая себя необходимостью прибыть к десяти на стрелку Васильевского острова, где обещали показать парад. В около девяти часов мы добрались до Макдональдса — ближайшего места, что уже открыто для завтрака. Там, пока завтракали, я сверилась ещё раз с программой. Программы путались — на одном сайте писали про парад в десять, на другом в десять тридцать. Мы ничего не поняли, и решили не торопиться.
В девять двадцать мы сели на метро и в начале одиннадцатого прибыли на Адмиралтейскую. Вместе с толпой народа мы двинулись в сторону Невы через перекрёстки, мимо Исаакиевского собора и Зимнего дворца.

Мост и берега уже были забиты людьми. Мы с Данькой прорвались через толпу и нашли свободное место на дальней стороне моста. Корабли к этому времени уже построились, и на них началось какое-то движение по палубам. Мы с это время снимали на фотоаппараты, которые видели то, что от нас находилось слишком далеко. Напротив Адмиралтейства что-то говорили, играла музыка. Потом на самом ближнем к нам корабле запустили шар, к которому был прикреплён флаг. Последний от ветра иногда опускался в воду, а потом снова взмывал.

Поглядев на время, я поняла, что на 11 часовую экскурсию на Красине мы не успеем. Мы немного постояли, снимая корабли и греясь на солнце, а потом не спеша двинулись в сторону ледокола. По пути фотографировали достопримечательности, пытались рассмотреть, что на другом берегу. Там пришли в движение колонны моряков. Шли они очень быстро. Одна из групп обогнала нас, пока мы смотрели на подлодку. Моряки строем подошли к училищу, превратились в толпу и по одному зашли внутрь. Быстрые ребята.
Я тоже решила ускориться, и без четверти двенадцать мы подошли к трапу ледокола. Я с облегчением увидела, что людей возле него немного. Значит, мы точно попадём на ближайшую экскурсию.

В ожидании запуска, я поменяла аккумулятор на фотоаппарате. Он ещё не сел, только начал мигать — я активно снимала на него в Хибинах, и не хотелось бы заниматься заменой во время экскурсии.
В двенадцать часов нас пригласили подняться по трапу. В кассе справа от него я приобрела билеты на экскурсию — по 300 рублей вместо 400, указанных на сайте, и билет на фотосъёмку. Потом мы зашли в «зал ожидания», где собиралась группа. Посмотрели фотографии, книги о путешествиях и экспедициях, некоторые вещи команды. Пейзажи на отдельных фотографиях напомнили о местах похода.

Вскоре появился экскурсовод. Он провёл нас по палубам, самым интересным каютам, рассказал истории о капитанах и судьбе «Красина» в юные годы звавшемся «Святогором». Отдельно выделили экспедицию по спасению упавшего дирижабля «Италия», когда команда «Красина» смогла спасти оставшихся в живых путешественников на Северный полюс.

За это ледокол удостоили орденом, который теперь висит на почётном месте ледокола.

Всем желающим, в первую очередь детям, дали возможность подать сигнал СОС и покрутить штурвал. В конце экскурсии нам показали легендарный якорь, который все трут для исполнения желания. Как пошутили экскурсанты — для облегчения труда уборщиц.
Когда мы с Даней спускались с ледокола, внизу образовалась длинная очередь из желающих посетить судно. Я порадовалась, что мы пришли пораньше.

Мы отошли от корабля и стали решать, что дальше. С одной стороны уже ощущалась опустошённость и усталость, с другой — время обеда ещё не пришло. Мы решили двинуться наугад. Вернулись назад до ближайшего моста, перешли по нему. Я сверилась с картой и списками музеев. Оказалось, тут недалеко находится Музей ВМФ. Внутри мы узнали, что музей бесплатный. Я оплатила только фотосъёмку.

Вещи мы оставили в камере хранения, взяли на ресепшене карту и анонсы выставок, после вошли внутрь. Мы осмотрели все залы, снимала я не так много — слишком устала от фотоаппарата. Более всего мне приглянулись разные подводные лодки и самолётик Можайского из тётушкиной песни. Потом с большим интересом я изучила медицинские приборы.

В холле на первом этаже в это время выступали музыканты и певцы — их пригласили по случаю праздника. Нас концертная программа не интересовала, так что после четырёх часов мы закончили осмотр музея и отправились на поиски столовой. В центре их довольно много, мы выбрали ту, где очередь не слишком большая и есть свободный столик. За обедом я смогла дать ногам отдых и заодно привела в порядок мысли, голова совершенно опухла от новых впечатлений и знаний.

Когда я, как мне показалось, достаточно отдохнула, мы вернулись в центр. Данька отвела меня к атлантам Эрмитажа. Я очень хотела их увидеть и по дороге напевала «Когда на сердце тяжесть, и холодно в груди, К ступеням Эрмитажа ты в сумерки приди…»

Люди вокруг активно отмечали день ВМФ, то и дело раздавались громкие пьяные крики, заставляя нервничать. Успокаивало только большое количество полиции, активно выполняющей свои обязанности — при нас возле Адмиралтейства кого-то попросили удалиться из-за сильного опьянения.

После мы некоторое время гуляли вдоль Невы, снимали памятники. В какой-то момент ноги снова начали ныть, и захотелось пить. Я купила воды в ближайшем киоске, дальше мы стали искать, где нормально можно посидеть.

В итоге добрались до Стрелки Васильевского острова, где я забралась на забор-балкончик и дала ногам отдых, глядя в сторону Петропавловской крепости. Время приближалось к семи, а мы с сестрой никак не могли решить, заезжать в гостиницу перед салютом или нет. Заодно осмотрелись — с какой стороны лучше смотреть салют.

В гостиницу мы не поехали. Когда я отдохнула, выдвинулись в сторону крепости. Она не стояла в списке обязательного посещения, но мы проходили мимо и решили зайти. Как это ни странно, но зашли туда потому что я снова искала, где присесть. Сначала думали про столики возле кафешки, но я ещё не проголодалась настолько. Этот вариант мы отклонили и устроились на берегу, на камнях. Я подложила куртку, Данька одну из карт музея ВМФ — их у неё оказалось две. Пока ноги отдыхали, я активно записывала в блокнот последние новости, чтобы ничего не забыть. После отправила маме сообщение с местонахождением и планами на будущее.

Сидели мы, пока я не замёрзла. Тога отправились дальше по острову вдоль стен. Впервые мы посмотрели на место, откуда будут запускать салют.

Рядом расположился музей песчаных фигур, который не заинтересовал. Мы добрались до Невских ворот и зашли внутрь. Там прогулялись по улицам, посмотрели на пушки, восковые фигуры возле музеев, на металлические памятники, вроде необычных часов и двенадцати стульев. К этому времени устала уже Данька. Пока я тратила последние силы на изучение окрестностей, она присела напротив Петропавловского собора.

Дальше встал вопрос об ужине. Мы с сестрой заглянули в ту-гис, который показал фастфуд на выходе из крепости, но там была слишком большая очередь. Следующее недорогое заведение Данька нашла на соседней станции метро. Мы решили проехать одну остановку, а перед этим прошли через парк, запоминая маршрут — предполагалось после салюта идти на Горьковскую.

Ужинали мы в Ростиксе возле Петровской. Приехали около девяти, а в путь отправились в половину десятого. Ноги смогли немного отдохнуть, ровно настолько, чтобы отстоять салют.
Смотреть салют мы решили с набережной. Для этого проехались до Адмиралтейской, и утренняя история повторилась. Следом за толпой, мы вышли к мосту, но не пошли на него, а встали справа на тротуаре. В ожидании начала я проверила с какой точки будет лучше видно, а потом разминалась — от долго стояния начали болеть спина и поясница.
Тем временем перекрыли дорогу возле Зимнего Дворца, место быстро заняли люди. По самой Неве медленно плавали суда, некоторые люди смогли наблюдать салют прямо с воды, где ничего не мешает.

Салют начался чуть позже половины одиннадцатого. В небе ярко зажглись шары, ракеты, цветы и сердечки. Люди фотографировали, кричали «Ура! ВМФ! Россия», перечисляли названия подразделений. Все радовались и ликовали. Особенно остро чувствовалось родство и единение от общей радости происходящего праздника.
Сам салют затянулся. Я успела посадить оба аккумулятора и конец просто досматривала. Данька перешла с фотоаппарата на телефон. Когда салют закончился, люди начали расходиться в разные стороны. Мы двинулись вдоль Дворцовой набережной, где народу оказалось не так много. Здания рядом, мост впереди и Петропавловская крепость красиво светились в темноте.
До метро мы добирались минут сорок. Убитые ноги немилосердно болели, у Даши началась мигрень. Кроме того, на мосте пришлось кое-где ждать, пока рассосётся пробка из людей. За Троицким мостом мы двинулись следом за толпой к метро.
В гостиницу мы прибыли около полуночи. Я взяла на ресепшене ключ, и мы ввалились в номер. Открыли окна, чтобы проветрить, подготовились ко сну. Данька включила телевизор. Я достала блокнот и карандаш, чтобы записать события от Петропавловской крепости и до возвращения в номер. Временем начала записи значится 0:24, а закончила я после часа ночи. Данька к этому времени отключила телевизор и заснула.

Больше фотографий

Leave a Reply