Санкт-Петербург


День второй – 27 июля
По привычке я проснулась около девяти. То есть где-то через семь с хвостиком часов. Данька ещё спала. Пришлось её разбудить, чтобы она заперла за мной дверь.
Завтракать в понедельник я собиралась в местном кафе, которое работало с девяти утра и до двадцати одного часа. Меню там не отличается разнообразием, но есть что выбрать на все три приёма пищи. Цены не высокие, у меня вышло 145 рублей. Завтрак пришлось подождать, но не долго.
В номер я вернулась после десяти. Данька ещё досыпала, но уже старалась встать, и не только, чтобы мне открыть. Она позавтракала в номере, экономила и питалась холодным. Я тем временем изучила план на сегодняшний день.
В понедельник мало какие музеи работали, но несколько мы нашли и собирались в них наведаться. В принципе до половины восьмого мы были совершенно свободны в выборе маршрута.
Первым мы намеревались посетить Музей Хлеба. Не сложилось. Информация в интернете оказалась ошибочной, и именно в понедельник у него был выходной. Мы немного расстроились и направились на Адмиралтейскую, чтобы оттуда дойти до Музея Печати. По дороге на мосту мы купили мороженое, и не успели его доесть, как дошли до музея. Пришлось подождать. Я сфотографировала вход в музей, осмотрела соседние домики, похожие на кукольные, а Данька исчезла и довольно долго не появлялась, пока не доела эскимо. Я даже волноваться начала о том, откуда и в каких выражениях её доставать.

Музей Печати состоит из двух отделов — сам музей и магазинчик. Можно заказать экскурсию, в том числе индивидуальную, и не очень дорого по сравнению с другими музеями. Данька от неё отказалась, так что мы оплатили только вход. В музее знакомят не только с историей появления дома, типографией и изданиями, что здесь выходили, ещё рассказывают про Доходные дома. Этот строился как раз для таких целей. Квартиры сдавались внаём, их стоимость зависела от размеров и этажа.
На первом этаже мы посмотрели как изменялся дом во времени, как достраивался. Смотрительница коротко поведала нам его историю от первого разорившегося владельца, который и сделал тут первую типографию и выпускал несколько раз газету, до послереволюционных работ.
Основная же экспозиция находится на втором этаже. Путь туда лежит через подъезд жилого дома. Данька пошутила, что для того, что попасть в питерский подъезд надо заплатить 120 рублей.

На второй этаж можно подняться пешком или на лифте. Дверь в музей отличается от остальных табличкой. Внутри воссоздана по фотографиям обстановка дореволюционного времени. Можно увидеть рабочие кабинеты, личные комнаты постояльцев, типографию. Есть два макета в разрезе с обстановкой, какая была раньше в Доходных домах и типографиях. Показаны жильцы разных сословий.
Другая смотрительница обратила наше внимание на фотографии на одной из стен. Там на чёрно-белых снимках изображены разные доходные дома Санкт-Петербурга. Некоторые из них всё ещё жилые, другие перешли в ведомство контор. Про жилой она поведала, как в музей приходил мужчина, показал на окошко одной из фотографий и рассказал, как в детстве ездил туда к родственникам, а у тех обстановка в квартире или комнате в коммуналке была дореволюционных времён, и они берегли её как могли. Потом родственники умерли, доступ в квартиру исчез, и неизвестно, что стало с мебелью из прошлого.
Под конец у нас поинтересовались откуда мы и заметили, что многие москвичи заходят в этот музей.
На улицу мы вышли через парадный подъезд. После этого я вернулась в музей и приобрела некоторое количество открыток с видами Петербурга и героями наших мультиков.

Следующим пунктом на нашем пути был Музей Варежки. Он тоже находится на набережной реки Мойки, но в другой стороне, ближе к Исаакиевскому собору.
В поисках музея я ориентировалась на номера домов, и с первой попытки мы промахнулись, и обнаружили это уже на другой стороне площади. Пришлось сделать круг и вернуться обратно. Теперь я уже сверилась с картой в планшете и знаками на самом доме, и смогла найти малозаметную вывеску, указывающую под арку. Там мы, наконец, нашли Музей Варежки. В нём как раз только началась экскурсия, и нам предложили не ждать, а присоединиться к ней. Мы согласились. Я заплатила 300 рублей за двоих, как нам сказали, деньги идут на благотворительность. После нас впустили в первый зал. Экскурсовод и две гостьи были уже во втором. Нас услышали и позвали.

Экскурсовод рассказала о том, откуда прибыли в музей варежки. Судьба каждой из них необычна и интересна, ведь некоторые прибыли даже из жарких стран. Рассказала про разницу между варежкой и рукавицей. Вот вы задумывались, в чём у них разница? Я как-то не придавала значения, только удивлялась, почему на работе в ассортименте появляются то одно, то другое. Оказывается, варежками могут быть только вязанные, а рукавичками — сшитые. Вот и вся разница.
В третьем зале нам показали детский городок, где есть полиция, пожарная часть, больница, школа, дом. Дети здесь играют, мастерят и превращают рукавички во что-то новое и необычное. После нам предложили самим осмотреть залы и порисовать песком. Мы сначала выбрали песок. Экскурсовод открыла тайную дверь, за ней нашлись ровно две комнаты, а в каждой по два столика для рисования. Как раз всем хватило. Мы с Даней заняли одну комнату, а маленькая девочка с мамой другую.
Следующие минут двадцать мы активно рисовали песком на экране. Когда наигрались, то пошли в игровой зал, внимательно посмотрели на игрушки. На память я поставила себе в блокнот местные печати Музея Варежки.

В холле я заглянула в книжный шкаф для буккроссинга, и долго, вдумчиво изучала его содержимое. Приглянувшиеся мне книги уже имелись в родительской библиотеке, и я решила не брать очередной повтор.
Перед уходом я забралась на большой стул напротив шкафа и взяла в руки спицы. Данька меня сфотографировала. На фотографиях я вышла уставшей, так оно и было — снова много информации и пеших прогулок. И это только половина дня прошла.
После Музея Варежки, мы отправились обедать. По дороге видели столовую и решили в неё зайти. Данька сначала убежала занимать столик, но я оценила скорость очереди и её прибавление, и вызвонила сестру к себе. Присмотренный Данькой столик мы упустили, зато нашли не менее симпатичный в глубине заведения, и сестре не пришлось ждать обед.

Из столовой мы направились к каналу Грибоедова. Мне очень хотелось посмотреть на грифонов, охраняющих мост. Звери эти пользуются популярностью у гостей, из желающих сфотографироваться время от времени образовывалась очередь, и здесь же на мостике расположились лотки с сувенирами.
От грифонов мы прошли мимо Казанского собора к угловому дому Зингеров. Внешний облик сего дома меня впечатлил. Я замерла возле светофора, чтобы по-фотографировать лепнину. Напротив этого дома через дорогу тоже расположились лотошники, а сразу за ними мужчина, выпускающий большие мыльные пузыри — неплохое развлечение для проходящих мимо детишек.

Мы повернули на Итальянскую улицу, там возле четвёртого дома расположился Остап Бендер с книгой под мышкой, второй рукой опираясь на стул. Вероятно, двенадцатый, уже без сокровища, но зато целый. Мы сфотографировались возле него, и отправились к Малой садовой. Эта улица напомнила нам укороченную версию Арбата. Много разных кафешек, магазинчиков, творческих людей, а ещё интересные памятники. Первым мы увидели памятник фотографу, что в любую погоду готов снимать. Сразу за ним примерно на уровне второго этажа — двух кошек, расположенных друг на против друга через улицу. Заканчивала Малая Садовая фонтанчиком, похожим на кусок пирога с крутящимся шаром-ягодкой.

От Малой Садовой мы пошли на поиски Чижика-Пыжика. В прошлую поездку семья не смогла его найти, и я собиралась исправить данное недоразумение.
По дороге к Чижику мы случайно набрели на Михайловский замок (почти как на Петропавловскую крепость) и решили заглянуть во внутренний дворик, куда вход был открыт. Посмотрели на украшения замка, памятник Павлу и статуи в нишах. Потом вышли к Фонтанке, прошлись до соединения с Мойкой, и мне стало интересно, как можно не заметить Чижика. Перед нужным углом с табличкой расположились лотошники (вряд ли они исчезли в начале июля в выходной день), мимо то и дело проплывали суда с экскурсиями и обращали внимание на скульптуру. Разве, что пойти без карты и в другую сторону…

Когда мы подошли, группа людей пыталась добросить до Чижика монетки. Я спонсировала сестре пару копеечных монет из своего запаса и столько же достала себе. Мы подождали, когда люди отойдут и сами попробовали бросить. Мне один раз даже почти удалось — монетка упала ровно между Чижиком и стеной, где и застряла.

Через дорогу от нас находился Летний сад, время ещё оставалось, так что мы направились туда. Прошли через турникеты и оказались в странно европейском месте. Чистые, буквально постоянно подметаемые дорожки, деревья, спрятанные за оградой, такой же огороженный пруд, чрезмерно аккуратные кустики и ровная трава — тоже за оградой.

Для посетителей только лавочки и дорожки. Глядя на это я впервые ощутила эстетический (или экологический) шок — слишком всё вылизано и искусственно, даже гулять не захотелось. А вдруг деревья вырвутся из-за ограды и нападут. Правда, ноги и спина заявили, что я их совсем не люблю, и пришлось плюхнуться на лавочку, чтобы хоть немного отдохнуть от прогулки. Вот первый год так устаю, видимо сильно ноги убила в Хибинах.
Когда я пришла в себя, мы сверились с картой и просчитали примерный путь до метро и оттуда на Нарвскую. Я довольно оптимистично направилась в путь… а потом начался ужас. Ноги разболелись так, что каждый шаг давался с трудом. Это была не острая боль, а тупое нытьё, как при сильной измотанности организма. Хотелось выть, ныть, бросаться на людей. Мне не было так больно, когда я растянула ноги в 2012 году. Я уже с ужасом представляла, как буду ходить на экскурсии — это ещё полтора часа где-то. Фотоаппарат довольно быстро переместился в рюкзак, сняв нагрузку с шеи, в остальном легче не стало.
При этом я продолжила двигаться в быстром темпе, мечтая скорее добраться до Ростикса, где мы собирались отдохнуть перед экскурсией.
Вот мы добрались. Я купила перекус, и мы устроились за столиком. Я постаралась расслабить ноги, чтобы они пришли в себя и не беспокоили.

Отдыхали мы около получаса, этого оказалось достаточно, чтобы дойти добраться до Нарвской. Ещё в Москве Данька записала нас на бесплатную экскурсию Нарвская застава — единственную заинтересовавшую нас, из проводимых в дни нашего пребывания в Петербурге. Экскурсовод на место ещё не прибыла, но люди уже начали собираться. Я мельком рассмотрела лист, который держала одна из женщин, убедилась, что на месте и успокоилась.

Экскурсовод прибыла в ровно назначенное время. Мы подождали положенные пять минут и отправились по подземному переходу к Нарвским воротам. Экскурсия началась возле них и закончилась в Саду Девятого Января. Нам рассказали про две постройки ворот, из перенос. Про первый большой Дворец культуры и Фабрику Кухня, напротив, которая кормила рабочих в окрестностях, кого на месте, кому с доставкой. Теперь же место той столовой занял Макдональдс. Рассказали про строительство домов — что доходные дома строили компактно, а в советское время не жалели землю, поскольку общая, что подъезды выходят на северную сторону, чтобы больше солнца попадало в окна, что дома, где все жильцы вступили в некую организацию (забыла какую), отмечались специальным знаком, и эти знаки до сих пор можно встретить. Про школу в виде серпа, где старшеклассники и младшие ходят в разные части зданий. Рассказали про Кирова и полузаброшенное здание Дома Советов.

Экскурсия двигалась не быстро, экскурсовод рассказывала всё интересно, давала на руки фотографии прошлого. Нам с Данькой понравилось. Да и ноги меня почти не беспокоили.

После завершения экскурсии, мы заплатили чаевые, и отправились в Теремок, где я собиралась поужинать. После мы зашли в Перекрёсток, где купили еду на завтра, и поехали в гостиницу.

Больше фотографий

Leave a Reply