Здоровье: грустное и уставшее

Сегодня побывала сразу у двух врачей. Лор показала в режиме онлайн вид носовых пазух, вместе с ней ужаснулась искривлением перегородки. До этого я ужасалась видом этой же перегородки на 3Д модели — снимке моей головы с помощью современного оборудования. Там мне понравилась форма черепа, а вот перегородка выглядит как сломанная кость. Я не знаю точно, когда её сломала, скорее всего в школе, получив баскетбольным мячом по носу. Тогда было больно, но без крови. Кровь из носа в первый раз пошла у меня только в колледже, перед уроком физкультуры, когда я всю ночь не спала, делая подарок любимому исполнителю. Но в нос я получала, хотя не так сильно как мячом. В 19-20 лет лор сообщил мне об искривлении перегородки, но я об этом совершенно забыла, обидевшись на него — я не помнила названия лекарств, которые врач прописал, могла только описать какой формы таблетки принимала и когда, на что мне заявили, что ничего не принимала. Больше я к этому лору не обращалась. В следующий раз про искривление перегородки мне сообщила врач, когда я пошла лечить отит в платную клинику. Тогда мне сказали, что время ещё есть, даже несколько лет. Было это в 2014. За год до этого я со всего размаха врезалась носом в косяк, когда в состоянии трупа вернулась с мероприятия — это был период, когда я довела себя до истощения и нервного срыва, и по вечерам ничего не соображала, перемещаясь вдоль стенок, чтобы больше вот так не влетать.

Новая встреча с лором произошла на прошлой неделе, когда терапевт направила меня уточнить диагноз. В кабинете меня ничего хорошего не ожидало. Взяли анализы, сделали снимок, вызвали ещё одного врача и дали время до снятия, хотя эта отсрочка на самом деле так себе, потому что я теперь со всех сторон видела какое у меня искривление, потому что я знаю, что дышу всего на четверть от положенного, потому что где-то с сентября-октября у меня участились приступы «удушья» — когда я вдыхаю и не могу надышаться, воздух даже через рот не доходит до лёгких, и это не зависит ни от моего состояния, ни от положения тела, ни от атмосферы, просто накатывает, я задыхаюсь, «пробиваю» лёгкие, и дальше дышу до следующего приступа. Это меня пугает, не всегда, но время от времени, когда быстро не удаётся нормализовать дыхание, или сердце начинает биться учащённо. А после описания врача, мне ещё страшнее, хотя я знаю, что время есть. И сейчас, когда пришли анализы, врач мне прописала лекарства, которые на время дадут облегчение носу и убьют бактерий, не дающих мне уже второй месяц вылечиться.
Потом, со временем я свыкнусь с мыслью о загороженном носе, но сейчас мне страшно, хотя объективно ничего не поменялось. Просто времени оказалось меньше, и ухудшение состояния, когда операция будет серьёзнее ближе. Не через полгода, конечно, если меня кто-нибудь по носу не ударит, а больше, всё равно страшно. Мне страшно думать о наркозе, боюсь проснуться в процессе, страх всего лишь от не знания процесса, но от этого не легче. Ту же анестезию я переношу спокойно, даже с интересом наблюдаю за процессом в стёклах стоматологов. Потому что мне в это время совершенно не больно. К брекетам я тоже привыкла, хотя от них постоянно болят зубы и дёсна нервно реагируют на кислое-сладкое-горячее-холодное, но это уже привычно. А наркоза у меня ни разу не было. Пугает и процедура сбора анализов к операции. Даже в платных клиниках на ЭКГ и схожие процедуры есть очереди, и сегодня, пока ждала лора видела долгую очередь в какой-то кабинет, где людей туда-сюда направляли. Возможно, мне в тот кабинет будет не нужно, но не верится, что успею за два дня пройти всех этих врачей и не застрять в какой-нибудь очереди. Даже если она здесь более культурная и короткая.
Пока перевариваю такое обновление информации, хожу как прибитая: сил мало, делать ничего не хочется, вставать по утрам тоже не хочется, хочется свернуться клубком и лежать до сентября, когда мне вроде как снимут брекеты и можно будет заняться носом. Всё чем я сейчас занимаюсь, я делаю будто по инерции, и оживаю только в отдельные моменты, когда начинает происходить что-то очень интересное, а потом закукливаюсь обратно. Мне самой интересно, сколько это продлится, и когда закончится — долго переживать я всё равно не смогу, но впечатления быстро не проходят. Тем более следующая встреча с лором в пятницу.
Вторым врачом была стоматолог-ортодонт. Так получилось, что она сначала работала в нескольких клиниках, а потом перешла в детскую, и теперь я езжу к ней туда, потому что врач договорилась довести до конца своих взрослых пациентов. Я привезла ей изогнутую дугу, которую врач собиралась в будущем поставить, и по плану у нас стояла замена резинок, для сближения зубов. Ставить дугу врач передумала, сказала, что всё хорошо и так, и осталось как раз закрыть промежутки. Новую резинку мне поставили только не верхнюю челюсть, на нижней осталась одна дуга. Дополнительно мне дали набор резинок для челюсти — буду носить их между приёмами пищи, чтобы зубы лучше смыкались и подстраивались друг под друга. И похоже, буду развивать умение говорить с почти закрытым ртом — умение говорить с брекетами более-менее освоено. Напарница уже предложила брать на квесты таблички с основными фразами. Кстати, я шепелявлю с брекетами и уже нет? Послушала себя без резинок, не услышала. Кто носил брекеты, у вас после их снятия дикция стала лучше?
Ещё плюс — мама наконец осознала реальное состояние моего здоровья и не ворчит, что я глупостями занимаюсь и даже вполне осознаёт, что организм устал от количества нагрузок.

Leave a Reply