Времена и Эпохи — центр

Помимо поездки на ретро-поезде, во время фестиваля «Времена и Эпохи» мы с сестрой прогулялись по центру, где разместились точки в реконструкциями по разным темам и временам. Охватили, конечно, не все, а наиболее близкие к Пушкинской.

На Кузнецком мосту возле ЦУМА располагалась так называемая «история за стеклом». В постройках в форме сот умельцы и реконструкторы показывали гостям как раньше изготавливали вещи, писали или готовили еду. Специально для детей даже организовали подобие археологического раскопа — песочница с разметками. Чуть поодаль от неё стояли вёдра с надписями веков, где можно было посмотреть и пощупать находки тех времён, и как говорят, даже настоящие находки того времени — уникальный шанс, если ты не член экспедиции или не сотрудник музея.
Немного реконструкции:
Оружейный мастер

Тут готовилась настоящая еда, но гостям фестиваля её не предлагали — в средневековье ещё не изобрели санинспекцию.

Досуг.

Эти жернова можно было крутить. Здесь же продавали калачи — остальное, когда мы подошли, закончилось.

Кольчужный мастер, ух, сколько у него инструментов, и какая тонкая работа.

От ЦУМа мы перешли через дорогу, и оказались на улице, где в домиках показывали первое кино, а рядом давали примерять наряды. В одном конце улицы — к фильмам Эйзенштейна, в другом — Бауэра. Мы примере только у Эйзенштейна, там и нарядов больше и очередь меньше.

От кино мы окольными путями выбрались на бульвар с реконструкцией 1812 года. Попали туда очень вовремя, там как раз подошло время открывать очередную бутылку шампанского с помощью сабли.

Гусары, особенно опытные, открыть её просто так и быстро не могут. Пока готовили оружие и бутылку, мы послушали куплеты из песни то ли Баха, то ли Бетховена, уже забыла, кто из композиторов. Моё воображение в это время навязчиво рисовало фрагмент из «Гусарской баллады», где так же с гитарой ходили и пели.

Следом мы прослушали длинную историю о том, какие бутылки так можно открывать, чтобы они не взрывались в руках, каким инструментом, кроме сабли, это можно сделать. Кроме особенностей тары, мы узнали, что такое вскрывание бутылок было скорее понтовым, чем традиционным — шампанское стоило почти как месячное жалованье, и вскрывать такую ценную бутылку, рискуя потерять половину содержимого, отваживались очень редко. Это сейчас так можно поразвлечься — у вскрывающего это был юбилейный 3000 раз за всю его жизнь.
Ликбёз вышел минут десять, после чего всех попросили разойтись, чтобы пробка полетела в кусты. Удар, и из бутылки полилась пена. Реконструтор её быстро пригубил, его коллега в это время поднял пробку, так, что мы все убедились — отлетела пробка, стеклянное кольцо и её кусочек стекла, и всё ровное.

На соседних полянах расположились другие лагеря, например, маркитанские палатки и повозки с продовольствием и даже парой кроликов. Рядом будущих бойцов учили носить оружие и драться.

Осмотрев лагерь 1812 года, мы перешли на Тверской бульвар к рыцарям, доспехам, мечам.

Чуть дальше нашлись палатки с хищными птицами. Почти соколиная охота, только птицы охотятся за кусочками мяса, которые не спешат удрать. И нам снова повезло — мы подошли как раз ко времени, когда птиц собирались выпускать летать, с верёвками и недалеко, чтобы они случайно не вылетели на дорогу и не травмировались.

На этом наша прогулка закончилась. Ноги устали,, и солнце подбиралось к закату, а на следующий день работать.:-)

Leave a Reply